Архив тегов: expedition

Дискотейка в проливе Дрейка.

[титры ON]
В мартовских антарктических приключениях команды неунывающих пессимистов / реалистов / полярников / несчастных нас :) участвовали:

— Зелёный Медвед (он же по-японски «Мидори Кума» или, проще, 緑熊),
— мои случайные попутчики А.Ш. и Д.З. (они могут и сами представиться при случае… я их замотивирую на это),
— большая массовка современных художников Антарктической Биеннале,
— журналисты/фотографы/блогеры (это я)/и-так-далее,
— команда морского судна ледового класса «Академик Сергей Вавилов»,
— and all OneOcean team, they were absolutely great!
// я потом им специальную рекламу сделаю, а пока вот так, скромненько.
— если я кого-то забыл, то обязательно исправлюсь.
[титры OFF]

Спросите — как же добраться до заветного Антарктического полуострова?

Для этого требуется либо специальный самолёт (да, там есть аэродромы!), либо как все — на кораблик, и потом чап-чап-пых-пых несколько дней от самых южных частей самого юга Южной Америки через пролив Дрейка — и так до самых северных оконечностей Антарктиды (да, чего только не случается в нашем словарном запасе — «северные оконечности Антарктиды»).

1.

Вот так и получается, что между цивилизацией (кровать-душ-туалет-интернет) на юге Аргентины или Чили и до самых первых (северных) островов Антарктического полуострова (льды-киты-пингвины-айсберги) — там целая тысяча километров (600 морских миль) того самого пролива Дрейка, в тех самых полярных ветрах и течениях на 60й широте, которые покруче «ревущих сороковых».
Дальше: 18-метровые волны нам не нужны…

Места антарктических обитаний.

Пришло время поговорить об антарктических полярных станциях.

На самом деле штука очень интересная — как там в таких условиях и так далеко от цивилизации выживают люди? На самом деле, зависит от расположения станций. Американская база Амундсен-Скотт на Южном полюсе, тем более российский Восток на Полюсе холода — это да, зимой (май-сентябрь) там полная жесть, автономное выживание в условиях дико холодной бесконечной ночи. Круче чем в космосе — с МКС хотя бы спрыгнуть на Землю можно, а из полярной станции — только очередным летом. Смотреть, например, сюда: «Станция Восток. На пороге жизни». На Амундсен-Скотт построили новый комплекс, там попросторнее, даже своя теплица есть — смотрите, например, в моих рассказах про Южный полюс.

Жизнь станций на побережье попроще, особенно на тех, которые подальше от полярного круга — там уже не так холодно. Местные вахты рассказывают, что условия на российской станции «Беллинсгаузен» комфортнее и теплее чем на Крайнем Севере. И платят больше :)

Вот такая станция, вид снаружи и быт внутри:

1.

Дальше: желающие поработать есть?…

Большие горбатые антарктические фонтаны.

Продолжение антарктических историй.

Теперь пришло время поговорить о третьем по главности обитателе местных окрестностей. Это — киты.

Они по достоинству занимают третью строчку жителей Антарктиды после пингвинов (второе место) и криля (первое место). Криль — важнее всего остального, поскольку именно он в начале всей пищевой цепочки. Именно от количества криля (а здесь его, наверное, мегатонны купаются и размножаются в полярных водах) — именно от биомассы криля зависит количество жира на китах и пингвинах. Но криль — это совершенно подводное, к тому же не слишком заметное существо, посему ничего более о нём не расскажу. О пингвинах уже было, теперь — киты. А именно — горбачи, других мы не видели.

1.

2.

The #Antarctica whale story. We had LOTS of whales around (mostly humpback whales). The captain who sailed this seas for a dozen years can't remember so much whales around. It was really oveWHALing! Whales logging, feeding, breeding, any sort of whales. But I never complaned :) | А теперь о китах в #Антарктида. Это был прямо какой-то китовый суп! Там и здесь, спят и кормятся, прыгают и шлёпают хвостами, вдалеке и в метре от лодки. Наш капитан признался, что за свою долгую полярную карьеру такого не видал. Было круто! #ekinantarctica

A post shared by Eugene Kaspersky (@e_kaspersky) on

Дальше: суп с китом…

Пингвин человеку друг.

Поскольку белых, бурых и прочих медведей в Антарктиде нет (кроме Мидори Кума), то сейчас рассказ пойдёт о пингвинах. Тем более, что их там очень и очень много. Примерно вот так, и даже больше:

1.

Дальше: особенности пингвиньей жизни…

Антарктические будни творческой интеллигенции.

Современное искусство — штука перманентно флуктуальная. Если говорить проще: не надо уподобляться генсеку Хрущёву в момент посещения Манежа в 1962м году. Кстати, а какие именно «нецензурные выражения» он тогда сообщил окружающей рабоче-крестьянской общественности? Мне просто любопытно.

Итак, ещё проще: современный арт просто так не распознать. Действуя методом хорошо мне известной матиндукции, очевидно, что признанные гении прошлого очень часто умирали в нищете и позоре. А уж потом, после смерти, когда уровень благосостояния достигал возможности внимательного освоения представленного на суд общественности творения творца… то они там все (уже поздно было, да) — вот они уже все потом втыкали, что зазря загнобили не просто человека (хорошего или плохого — не суть), а гениального автора, повернувшего общепризнанные миросозерцательные константы в другое направление движения от того, что тогда называлось «мировая культура».

Творчество — штука неубиваемая. Посмотрите, например, на стены неолитических пещер, сплошь покрытых фигурками еды и охотников на эту самую еду. [Далее — длинная история, которую я пропускаю]. И вот сейчас мы имеем совершенно дикое племя artists самого разного калибра и направлений этого калибра. Они собираются вместе или по одиночке, они варят инсталляции и совершают перформансы, многие их действия мне непонятны. Да и не самый я главный спец в этой тусовке. Но! Я это дело (современное искусство) люблю и уважаю —> вот так и сложилось Antarctic Biennale, где мы были самыми что ни есть активными участниками.

1.

Вот так и получилось, что «корабль с художниками» под нашим логотипом однажды осенним мартовским вечером отправился от берегов Терры-Фуего куда-то в пролив Дрейка, в сторону Антарктического полуострова. Где отважным художникам, инсталляторам и перформансистам предстояло преодолеть все тяготы и суровости антарктической all-inclusive жизни и действовать в условиях полярности современного искусства.

И вот что из этого получилось.

Ежедневно, по возможности утром и вечером, весь творческий коллектив нашего сообщества выгружался на очередную площадку на островах и побережье Антарктики, а там уже творил заранее подготовленные инсталляции, совершал перформансы, устраивал фотовыставки и вообще всячески усложнял себе и другим жизнь самыми разными изощрённостями.

2.

Дальше: будни творческой интеллигенции в полярных южных широтах…

Антарктическое слайд-шоу на скорую руку.

Мальчики и девочки, у меня есть очень многобайт фото-чего показать о проделанном путешествии в Антарктиду. Есть гирлянды историй, ситуаций, приключений и разнообразных коллизий, случившихся по дороге. Предсказуемо случившихся, да и не только так, по разному бывало. Приношу всяческие извинения, но про произошедшие потрясения быстро не ждите — оперативно про это рассказать не получится. Не клавиатурится и не фотошопится достаточно борзо следом за турбуленциями. Но всё будет — наберитесь терпения.

Тем временем заранее спланированное расписание жизни опять завернуло в немыслимые кренделя с завихрениями, да такими, что… ой. Ну, вот, например:

Сегодня (за один день) я побывал в четырёх странах, при этом дважды пересёк франко-голландскую границу. Одна из этих четырёх стран побывания — Бразилия. Ну, какие у вас есть версии вариантов? Как так могло получиться?

А тем временем, пока вы думаете над глобусом карты мира, я накину первую порцию просто красивых фоток из Антарктики:

1.

Дальше: ну так что там с франко-голландской границей?…

Самый южный приморский городок.

Если помните, то в этом заезде у меня уже было: ДжерсиСан-МишельПариж. Очередная остановка на пути следования — Ушуайя. Этот южный приморский городок порадовал нас небом какой-то совершенно ураганно-чумовой стальной раскраски. Небесное безумие какое-то, серьёзной южной закалки. Сами смотрите какой тут был «дремлет притихший северный город, низкое небо над головой» (с). Вернее, город самый что ни на есть южный (южнее не бывает), и небо, соответственно, тоже южное, ласковое такое.

Дальше: в путь, на юг, во льды!…

Водные процедуры по-катуньски.

Потихоньку начинают приходить катуньские фото-видео с гоупро-камер из нашего недавнего приключения «Алтай Большая Вода 2016».

Вот развесёлые фотки прохождения Аккемского прорыва. «Горизонта» нет — его там не было в принципе :) — камеру воткнули мне прямо на шлем. Любуйтесь:

Дальше: фотогеничное умывание…»>

Алтай-2016: Псы волны.

После Аккемского прорыва — ещё целый день чистой медитации и созерцательной деятельности, изредка прерываемой командами рулевого: "погребём немножко", "давайте выйдем на центр", "в шивере бочка — пойдём?"

Дальше: Закончилось. Увы. Хочу ещё!…