Архив тегов: art

Они цифровые демоны: в искусстве и в быту.

Как известно читателям этого блога, я неравнодушен ко всякому хитрому и незаурядному современному искусству. А когда случается интересное скрещивание на тему искусства и IT, уж точно не могу пройти мимо. Именно такая выставка сейчас идёт в Московском музее современного искусства – Daemons in the Machine, а мы с удовольствием выступили её партнёром. Художники при научной поддержке учёных размышляли на злободневные темы – искусственный интеллект (который, на мой взгляд, конечно, никакой не интеллект, а умные алгоритмы), блокчейн, нейросети, робототехника. В итоге вышел любопытный замес из вопросов футурологии, этики, и, конечно, искусства. Спешите видеть цифровых демонов! Выставка работает до 11 ноября.

Сразу отвечаю на вопрос: нет, сам пока не был, только что вернулся из очередной поездки, надеюсь найти время в коротком промежутке до следующего отъезда.

Рекомендую: перед посещением такой вот выставки обязательно подготовиться и изучить матчасть по книге В.Пелевина iPhuck 10 :-)

От демонов высокохудожественных переходим к демонам бытовым.

Дальше: теперь вы видели всё…

Трое в современном кунсте помимо Октоберфеста.

Если так получилось, что вы в Мюнхене и вдруг возникло желание пойти в музей, то самое правильное для этого время — Октоберфест. Всё население города, окрестностей и многочисленные туристы в количествах, измеряемых миллионами — они все идут на октоберфестную полянку и там бесконечно предаются радостям жизни. А в музеях в это время практически никого нет. Пусто, гулко, тишина — самый правильный момент для культурной жизни!

Ну, пойдём, например, в Музей современного кунста. Вот он, а на входе целая толпа из трёх человек…

Дальше: поспорим о современном искусстве…

Броуновское лето в Париже.

Первое рабочее полугодие (которое заканчивается традиционным Днём Рождения Компании) стремительно несётся к своему весёлому финалу. Ещё пара «подпрыгов» — и всё, кончай работу, перерыв. Пока же осталось немного долгов. Особо туристическими их назвать нельзя, поскольку пара свободных часов в замечательном городе Париже — это как-то маловато для объекта такого грандиозного масштаба. Что делать? Да всё просто. Поскольку поселили нас в центре, на Севастопольском бульваре, то, очевидно, бежать надо в одно из моих любимых парижских заведений — Музей современного искусства в Центре Помпиду.

Дальше: оскудневшая экспозиция…

Москва – Banksy.

В Москве — БЭНКСИ!

Стрит-арт, граффити и прочие безобразия, которые ранее были присущи только заброшенным, нецивилизованным кварталам разных Лондонов, а сейчас мы их разоблачаем-неглижируем перед ошеломлённым взглядом всех окружающих вход и кассу Центрального Дома Художника, (ух-ты! у ЦДХ сайт www.cha.ru — вроде «ча!», это они молодцы, огого). Но в сторону подробности.

Сейчас в Москве, в ЦДХ — туда нужно идти и брать семью и детей, а также друзей, знакомых и всех. Бэнкси — это феномен современности. Эти Бэнкси пробирают организм навнутрь аж до позвоночника. И сейчас это — в Москве!

А я вот не могу выбрать первую фотку для этого поста. Просто не могу. Они все… какие-то индивидуальные, важные как-то по-особенному. Ну… значит, начинаю с первой.

Кто такой Бэнкси?

Никто кроме него(их) // (и полиции) // не знает. Это — тайна. Вроде бы под этим псевдонимом скрываются русские хакеры несколько стрит-художников, которые (или который?) суть [потенциальные?] мультимиллионеры, поскольку за их работы готовы платить огогогого-сколько! (но это другая тема, мне сейчас неинтересная).

Кто ты — мистер Бэнкси?

Дальше: понятное и не очень…

Таити и окрестности.

Всем привет, пришла пора рассказать про соседний с Таити остров Муреа. Это тот самый, где «Очень Странное Место».

Муреа — ещё один совершенно замечательный остров, но с Бора-Бора его сравнивать очень тяжело. Там — водное, здесь — в основном вулканическое, также весьма приятное туристическому глазу. Вот, смотрите сами:

Дальше: красиво, дорого, долго, кругосветно…

Берлинское, бункерное, современное, искусное.

Всем привет!

После практически горизонтальных выходных (сил реально не было) и полутора рабочих дней в Москве — обратно по делам в Германию. За два дня там было два города (Франкфурт и Берлин), четыре выступления на разных мероприятиях, десяток интервью, вечер с партнёрами. Потом домой и опять горизонтальные выходные, чтобы сил накопить на следующую неделю, которая тоже будет не самая скучная.

Что могу сказать по поводу Франкфурта? Тут вот как:

Дальше: берлинское современное бункерное искусство…

Прогулка по Буэнос-Айресу. Наконец-то!

В Буэнос-Айресе я уже аж в четвёртый раз (в этом году — второй), но погулять по городу и посмотреть на его жизнь удалось впервые.

Город очень контрастный. Исторические здания со следами былых богатств и экономических успехов первой половины XX века, тут же рядом какие-то совершенно неряшливые жилые строения, чуть дальше откровенные самостройные фавелы соседствуют с многорядной автоэстакадой, а следом за ними — новое современное жильё бизнес-класса и вокруг парки, велодорожки и прочая инфраструктура. Но я старался снимать в основном позитивное.

Дальше: не пропустить в Буэнос-Айресе…

По местам виноградной славы Сардинии.

Я не любитель вина, даже хорошего вина. Как-то так получилось, что если есть на выбор хорошее вино или просто вода — я выбираю просто воду. Ну как-то вот так выросло с моими вкусовыми рецепторами, которые неодобрительно реагируют на кисло-виноградную продукцию, даже если эта продукция при жизни была очень хорошего качества. Есть, конечно, исключения. Например, однажды где-то в начале 2000-х на меня произвело неизгладимое впечатление родное «Кьянти» там же в Италии, но попытки воспроизвести тот же эффект за пределами исторической родины этого вина потерпели полное фиаско… Найн и бухао, увы.

Также помнятся мне тёплые вечера с настоящим добрым «Порто» в Португалии. Это да! И без вопросов. Но почему-то сей волшебный напиток забирается в нужные для этого чакры души и тела только в Португалии. За пределами оной он же — просто виноградный бурдяк, даже если по многоевро за кружку бутылку. Не доставляет правильно, почти никак.

Прочие же и остальные виноградные изделия я предпочитаю в натуральном виде. То есть, в виде чисто помытого свежего винограда. Типа, в зёрнах! :) Даже сок виноградный размешиваю со студёной колодезной водой… если такая случается в поездке (шутка). Смешиваю просто с любой доверенной чистой водой. Без примесей.

Да и фиг с ней с этой напитко-идиллией. Есть на Сардинии местечко, куда каждому сомелье и просто любителю просто необходимо быть и неоднократно. Даже меня, такого вот скептика винных продукций, они убедили попробовать, и ещё попросить, да и другого тоже отведать. Отделался от этого изобилия только словами, что нет у меня личной винотеки, давайте лучше я другим дамам-и-пацанам доложу об этом совершенно волшебном месте.

Вот, исполняю обещание!

Докладываю и всем рекламирую именно винодельню Saddura, поскольку там мы были. На самом деле, на Сардинии абсолютно дохрена этих виноделен и вообще прочих вкусно-производств, примерно как пчёло-медово-пасек в Горном Алтае. Но здесь и сейчас только про Saddura Winery… кстати, про них в гуглах что-то ничего не написано. Ой, эксклюзивненько!

Короче, это и вокруг вот так:

Дальше: рассказы, пояснения, истории…

Жизнь и удивительные приключения Мидори Кума.

На свет Мидори Кума появился в Японии, в каком-то из множества районов огромного Токио, вполне вероятно в Акихабаре. Про его детство и ранние годы жизни мы знаем очень мало, т.е. почти ничего.

В молодости он вёл довольно раскованный образ жизни, был совершенно ни разу не хикикомори. По рассказам бывавших в его окружении очевидцев, Мидори Кума неоднократно был замечен на разных японских тусовках, презентациях, выставках и прочих, так называемых, конференциях. Иными словами, он вёл тот самый образ жизни, который сейчас принято называть «активная светская жизнь».

Дальше: неожиданный поворот судьбы…

Антарктические будни творческой интеллигенции.

Современное искусство — штука перманентно флуктуальная. Если говорить проще: не надо уподобляться генсеку Хрущёву в момент посещения Манежа в 1962м году. Кстати, а какие именно «нецензурные выражения» он тогда сообщил окружающей рабоче-крестьянской общественности? Мне просто любопытно.

Итак, ещё проще: современный арт просто так не распознать. Действуя методом хорошо мне известной матиндукции, очевидно, что признанные гении прошлого очень часто умирали в нищете и позоре. А уж потом, после смерти, когда уровень благосостояния достигал возможности внимательного освоения представленного на суд общественности творения творца… то они там все (уже поздно было, да) — вот они уже все потом втыкали, что зазря загнобили не просто человека (хорошего или плохого — не суть), а гениального автора, повернувшего общепризнанные миросозерцательные константы в другое направление движения от того, что тогда называлось «мировая культура».

Творчество — штука неубиваемая. Посмотрите, например, на стены неолитических пещер, сплошь покрытых фигурками еды и охотников на эту самую еду. [Далее — длинная история, которую я пропускаю]. И вот сейчас мы имеем совершенно дикое племя artists самого разного калибра и направлений этого калибра. Они собираются вместе или по одиночке, они варят инсталляции и совершают перформансы, многие их действия мне непонятны. Да и не самый я главный спец в этой тусовке. Но! Я это дело (современное искусство) люблю и уважаю —> вот так и сложилось Antarctic Biennale, где мы были самыми что ни есть активными участниками.

1.

Вот так и получилось, что «корабль с художниками» под нашим логотипом однажды осенним мартовским вечером отправился от берегов Терры-Фуего куда-то в пролив Дрейка, в сторону Антарктического полуострова. Где отважным художникам, инсталляторам и перформансистам предстояло преодолеть все тяготы и суровости антарктической all-inclusive жизни и действовать в условиях полярности современного искусства.

И вот что из этого получилось.

Ежедневно, по возможности утром и вечером, весь творческий коллектив нашего сообщества выгружался на очередную площадку на островах и побережье Антарктики, а там уже творил заранее подготовленные инсталляции, совершал перформансы, устраивал фотовыставки и вообще всячески усложнял себе и другим жизнь самыми разными изощрённостями.

2.

Дальше: будни творческой интеллигенции в полярных южных широтах…