Что там в портфельчике? Топ-5 технологических патентов «Лаборатории».

Мы уже ДВАЖДЫ герои патентного труда признанные инноваторы по версии американского «топчика» Derwent Top 100 Global Innovators – престижного списка глобальных компаний, создаваемого на основе анализа их патентных портфолио. «Топчик» тем более престижный, что (i) мы там в почётной компании с Amazon, Facebook, Google, Microsoft, Oracle, Symantec и Tencent; и (ii) он основан на титанической аналитической работе организатора, Clarivate Analytics — компания оценивает более 14 000 (да-да-да, это не опечатка — четырнадцать тысяч!) кандидатов по ряду критериев, из которых основным является цитируемость. За пять лет пороговое значение для включения в «топчик» по этому критерию выросло аж на 55%.

Цитируемость – внимание! – это уровень влияния изобретения на инновации других компаний. Другими словами – насколько часто нас упоминают другие изобретатели в своих патентах; некая база развития технологии, ветвистое древо других технологий, вырастающее на её основе. Согласитесь – на фуфловых патентах такое древо не вырастет. И мы, на минуточку, входим в глобальную сотню самых-самых компаний, которые двигают вперёд мировой научно-технический прогресс.

Чувствуете момент? Я вот до сих пор чувствую, наслаждаюсь и никак меня эта тема отпустить не может. Ну и очень хорошо :)

После изучения этой аналитики, мне сразу захотелось посмотреть – какие наши запатентованные технологии самые цитируемые?

На старт-внимание-побежали:

1 место: 181 цитирование(*) — US8713631B1 System and method for detecting malicious code executed by virtual machine (зеркала патента в РФ RU2522019C1 и Китае CN103593608B).

Суть технологии: есть определенные приложения, написанные на коде, который для своего выполнения требует установленной виртуальной машины, которая и выполняет этот код. Классический пример – Java. Таким образом разработчик может легко портировать код на другие платформы (Windows, Linux…) – код-то один, надо только виртуальную машину поставить.

Разумеется, кибернегодяи используют уязвимости в виртуальных машинах для проникновения на компьютеры, при этом для других приложений (в том числе для антивируса) виртуальная машина  – это чёрный ящик, который к тому же доверенный процесс. Запатентованная технология – один из эффективных способов контролировать выполнение кода в виртуальных машинах при помощи их модификации и получении событий.

Дальше: Ленинградка vs Пало-Альпы…

Кибер-намедни. Часть 8.

Первые годы после рождения бизнеса самые сложные, потому что нужно было поднапрячься и сжать пружину, которая потом, распрямившись, унесёт компанию высоко и далеко за горизонт в правильном направлении мечтаний и прожектов. После официальной регистрации «Лаборатории» в 1997 г. мы несколько лет малыми силами совершали немыслимые трудовые подвиги. Продолжалась тяжёлая ежедневная работа на уровне выживания. Денег нет, ресурсов не хватает, но антивирусный конвейер не ждёт, нужны новые технологии, рынок требует новых продуктов. Короче, впахивать приходилось часто без отпусков и почти без выходных.

Например, вот так:

Июнь 1998. Глобальная эпидемия вируса CIH («Чернобыль»). Все остальные спали или были в отпусках – мы оказались чуть ли не единственным продуктом, который ловил и лечил эту нечисть. Интернет (разноязычный интернет!) пестрил ссылками на наш сайт. Вот она цена скорости реакции на новые угрозы, да плюс возможность выпускать «быстрые апдейты» с дополнительными процедурами лечения. Этот вирус весьма хитро цеплялся к файлам-приложениям и требовал специального препарирования, что было невозможно без гибкого функционала апдейтов.

А вот ещё интересная история:

Август 1998, экономический кризис и финансовый дефолт впридачу. «Шеф, всё пропало!» (с) — это в России. А все наши зарубежные партнёры проплатили чуть ли не вперёд. Само собой, в своих зарубежных валютах. В результате мы себя впервые почувствовали обеспеченными. Быть компанией-экспортёром во времена национального финансового кризиса – нет ничего лучшего в этом мире, поверьте мне! :)

Мы достаточно удачно воспользовались ситуацией, особенно на рынке труда – у нас наконец-то появилась возможность брать на работу профессиональных и недешёвых менеджеров. Так у нас появились коммерческий, технический и финансовый директора. Чуть позже стали обрастать менеджерами среднего звена. И мы вошли в состояние «первого структурного кризиса», когда «команда» превращается в «компанию», когда дружеские отношения заменяются на подчинение и отчётность. Кризис преодолели довольно легко, без особой ностальгии по старым «семейным» временам.

// Кстати, о подобных кризисах роста и управления настоятельно рекомендую книжку Майкл Хаммер, Джеймс Чампи «Реинжиниринг корпорации. Манифест революции в бизнесе». Прочие полезные книжки о бизнесе здесь.

А в 1999-м году мы открыли первый зарубежный офис в английском Кембридже. Британский рынок, наверное, один из самых сложных для иностранцев. Почему мы туда попёрли со своим коммерческим представительством? Да просто повезло! Потом уже, учитывая английские ошибки и уроки, открытие офисов и развитие бизнеса в других странах проходило более гладко.

Первый выездной пресс-тур, Лондон: «Мы тут у вас офис открываем, антивирусом торговать будем»! – примерно как бременские музыканты «мы к вам приехали на час» (с) :) Реакция журналистов была весьма… английская: «а у нас есть уже Софос, Симантек, Маккафи – вы тут нам зачем?». Пришлось на ходу выкручиваться, объяснять, какая мы инновационная компания, какие у нас уникальные продукты и технологии. Принято было с интересом. С тех пор сильно дурацких вопросов нам там не задавали. Плюс к тому первый публичный спич на англоговорящую публику (выставка InfoSecurity Europe, тоже в Лондоне). В небольшую комнатку пришло целых два заинтересованных слушателя – оба из журнала Virus Bulletin. Это был первый и последний случай, когда на наших презентациях не было аншлага. // Об этом и с подробностями чуть раньше было рассказано.

Где-то зимой с 1998 на 1999 год в гости на свою конференцию пригласили наши OEM-партнёры F-Secure (Data Fellows). Мы с удивлением узнали о мероприятиях подобного формата, стали выяснять и поняли, что партнёрские конференции — это очень круто! Собрать всех вместе, загрузить свежей информацией о технологиях и продуктах, выслушать их проблемы, обсудить новые идеи. Долго не раздумывая, всё в том же 1999 году мы провели свою собственную международную «партнёрку», куда съехались примерно полтора десятка наших тогдашних партнёров из Европы, США и Мексики. Вот мы все вместе:

Дальше: делу время, потехе час…

Фотоканал на Flickr

Instagram

Субботнее головоломство.

Всем привет!

Лето постепенно оттягивает народное внимание и энтузиазм в сторону леса-речки-шашлыков, плюс открываются магазины-салоны и прочие культурно-массовые мероприятия, а офисный планктон частично уже и в рабочие опенспейсы потянулся. Жизнь налаживается! Интернет-активность населения после вынужденного карантинного пика сезонно уходит куда-то близко к нулевым значениям.

Пора и мне временно закругляться, доставать с полок и проверять ботинки-термухи-ветровки и прочую экипировку летнего сезона. Но прежде чем нырнуть в оффлайн-режим, есть у меня ещё немного несложных задачек. Не уверен, что успею вовремя выложить на них ответы, посему заранее приношу извинения (если что вдруг не так).

Задачка-1: Найти все простые числа p=[n²/3], где [x] — целая часть числа x.

Задачка-2: Дана последовательность натуральных чисел, в которой число номер k является произведением k первых простых чисел (2, 2*3=6, 2*3*5=30 => 2,6,30 и так далее). В последовательности есть два числа, разность между куторыми равна 30000. Что это за числа?

Задачка-3: Каким наименьшим числом кругов радиуса 1 можно полностью покрыть круг радиуса 2? (малые круги могут накладываться друг на друга и выходить за края большого круга).

Удачи в головоломстве!

Кстати, прошлую задачку про «тцик и чпок» никто так и не решил. Вот правильный ответ:

Дальше: П, Л и С…

Перемен! Требуют наши уроки.

Всем доброго дня, вечера, либо же другой не менее достойной части этих земных суток.

Похоже, что мир неизбежно катится в обратную сторону. Только мы приспособились жить и работать в удалённых условиях «социальной дистанции», только-только наши небольшие по прошлым масштабам партнёрские и прочие мероприятия стали привлекать сотни и тысячи зрителей в цифро-компьютерном онлайне, лишь только я привык к ежеутренним пробежкам по 10-15км (а то и 20+)… Как тут тебя ошарашивают фактом внезапного интервью «на камеру в офисе», а назавтра вообще — ой, и не поверите.

Деваться нам некуда <= мир неотвратимо движется обратно к нормальному своему состоянию, частично прикрывшись тряпочками на лицах и санитайзерами (как правильно?) после каждого дверного проёма, устав (реально!) не просто от нескончаемого сидения дома, а еще и от отрыва от социальной среды существования, а также четверга существования и — (главное) пятницы! Понедельники и вторники также важны и категорически необходимы. Работать ведь тоже надо, ага? :) Шучу, шучу! Если мечтается взлететь к upper-результату, то работать … не, не просто «работать», а вкалывать и впахивать придётся много, постоянно, ежедневно. Иначе это сделают другие, которые и сорвут банк. Или даже несколько. Но на всех поровну точно не хватит.

Но завершаю эту всеобщую рабочую тему, перехожу к своим отметкам на этом непростом пути. Сегодня впервые за 3+ месяца у меня было живое интервью и вот так снимали на камеру! Тема была локальная, про наше партнёрство с компанией НОТ (читается в разных вариантах: например, «Not», но мне больше нравится «Do it hot, Eugene»).

Неважно! Прикольно, что практически вся съёмочная группа была в масках. Тут же я подумал, что мне заодно тоже нужно было быть в том же прикиде :) Увы, эта тема особого энтузиазма не вызвала.

Само собой, сначала грим. Тоже в маске и перчатках!

Дальше: уроков требуют перемены…

Кибер-намедни. Часть 7.

В ностальгическом мини-ЖЖ-сериале «Кибер-намедни» о самых важных вехах в развитии нашей компании в прошлом веке наступил новый 1997 год. Что это значит? Бейте в барабаны, трубите в горны, свистите в свистелки и сопите в сопелки! В этом году в одной из московских юридических контор была зарегистрирована «Лаборатория им. меня». Ура!!!

По этому поводу у нас заведены ежегодные праздничные фейерверки в июле месяце… за исключением этого года, который пал жертвой биологического нежданчика. Увы, наши ежегодные ультра-ура-корпоративы в нынешнем году временно отменяются. А бывало ой как неплохо!

Дальше: вы не поверите!…

Exploring Russia: туризм + акселератор + пьедестал победителей!

В самый разгар весны, на пике карантинно-самоизоляционной ситуации, когда всем стало совершенно очевидно, что мир прижало серьёзно и надолго, что для ряда бизнесов (например, туристического) встал вопрос выживания – так вот, мы подумали-подумали, да и решили помочь наиболее пострадавшим индустриям. А именно, в начале мая я рассказывал о начале сбора заявок в наш туристический акселератор Exploring Russia. В итоге за время отборочного этапа нам пришло более 500 заявок из 47 стран на 5 континентах. Честно говоря, не ожидали такого отклика. Огромное количество поступивших заявок показало, какой потенциал у туротрасли, сколько классных стартапов и уже существующих проектов в этой сфере. Акселератору удалось объединить все части света, за исключением, пожалуй, Антарктиды. «Прописка» у проектов могла быть любой – жюри в итоге рассмотрело заявки из самых неожиданных уголков планеты — от Колумбии до Австралии. Главное – чтобы они могли раскрыть потенциал российского туризма или быть применимы в России. Из 500 присланных заявок были отобраны 10 финалистов, которые и вошли в акселерационную программу.

На протяжении двух недель проекты принимали участие в онлайн мастер-классах и лекциях. У каждой команды была серия личных консультаций с менторами. Ведущие представители индустрии делились с участниками своим опытом и рассказывали, как строить успешный бизнес. В роли менторов выступили эксперты со всего мира: Викас Бола (региональный директор Booking.com), Джемма Рубио (основатель Define the Fine), Вадим Мамонтов (генеральный директор Russia Discovery) и другие профи отрасли. Кроме того, за это время участники смогли доработать свои выступления, которые они потом представили жюри, в которое вошёл и я сам.

На прошлой неделе финалисты показали нам свои презентации и ответили на вопросы в финале акселератора – онлайн демо-дне («на дне» — от слова «день» :). В результате мы выбрали 3 победителей, а партнёры раздали свои призы «зрительских симпатий». Расскажу о тройке лучших чуть подробнее.

Первое место занял проект 360 Stories из США. Это мобильное приложение c онлайн-экскурсиями с применением VR и AR-технологии. Задача компании в том, чтобы модернизировать путешествия благодаря интерактивным турам с участием гидов в режиме реального времени. 360 Stories позволит людям в онлайн-режиме бродить по известным городам и посещать достопримечательности, зарегистрировавшись на персонализированный тур с местным гидом. Во время пандемии самое то! Кстати с победителем вышел забавный случай. Вещал он из Нью-Йорка, презентацию начал в 5.30 утра по местному времени, а потом лёг поспать на пару часов и на церемонию вручения в конце поставил будильник. Но… благополучно её проспал и своё онлайн-награждение тоже. Потом звонил организаторам, интересовался, почему у него 20 пропущенных звонков на телефоне :)

Дальше: удачных открытий!…

«Чпок», «тцик» и логика налаживания межкультурного диалога.

В прошлый раз на тему логических задачек мы попытались улететь в отпуск в Африку, пройти таможню и проскочить мимо крокодиловой пасти. Но приключения на этом не закончились! Задачки только усложняются =>

Задачка Африка-2: Однажды ЖЖ-блогеры ткнули пальцем в Африку —

и попали в Намибию к племени бушменов, говорящих на щёлкающем языке. При этом бушмены прекрасно понимают английский, а блогеры умеют на нём изъясняться. Блогеры встретили трёх представителей племени: один из них всегда говорит правду, второй всегда лжёт, а третий совершенно случайно говорит то правду, то врёт. Кто есть кто – неизвестно. Также неизвестно как на языке племени будет «да» и «нет». На вопросы они отвечают «чпок» и «тцик». Требуется за три вопроса (только за три!) выяснить кто есть кто. При этом каждый из трёх вопросов задавать только одному бушмену.

Вот такая интересненькая задачка. Если честно, то я так и не придумал как её решать. Но решение есть, «звонок другу» помог его найти, и оно правильное и красивое :) Условие задачки немного замороченое, посему, наверное, требуются некоторые уточнения (а то вдруг вопросы возникнут?)

1. Тупиковые вопросы, на которые нельзя дать ответы – такое спрашивать нельзя. Можно задавать только вопросы, на которые будет получен однозначный ответ «да» или «нет» (то есть, «чпок» или «тцик»).

2. Задавать вопрос можно только одному бушмену, отвечает только этот бушмен и остальные ему не подсказывают. И само собой разумеется, что бушмены точно знают кто из них кто.

Ну, удачи в Африке! :)

А теперь правильные ответы на первую «африканскую» задачку и имена позывные победителей.

Дальше: нет, нет, да, да…

Кибер-намедни. Часть 6.

На прошлой неделе у меня состоялась круглая дата — ровно 3 месяца практически полной самоизоляции. Пару раз в офис, по выходным на дачу к семье и шашлыки в хорошо изолированной компании не считается :). Совершенно необычное для меня состояние — никаких самолётов-аэропортов, отелей, и всяких прочих встреч и выступлений. Хотя… всё в мире относительно. Если «выйти за пределы привычного», то можно считать, что мы все вместе за три месяца преололели аж 230+ млн километров! (четверть витка вокруг Солнца). И это без учёта того факта, что Солнечная система сама вся летит куда-то по своим делам и со своей скоростью. Да и встречи-выступления тоже можно считать регулярными событиями, просто они со сцены переместились в онлайн.

И тут так совпало, что длинный исторически-ностальгический рассказ про мега-гипер-IT-выставку Цебит вывел путешествие по моему склерозу памяти на тему разнообразных интервью газетам-журналам, радио-ТВ-видео и разных прочих публичных выступлений. Оказалось, что мне и здесь есть что забавного, весёлого и необычного вытащить из архивов, отряхнуть от пыли, фотки чуть подтянуть по контрасту и яркости — да и поделиться всем этим с любопытствующей публикой.

При этом спектр событий весьма разнообразный: от выступлений на вообще практически пустую аудиторию — до переполненных залов, куда меня даже пускать не хотели по причине аншлага и отсутствия мест (но мне-то на сцену надо было!); от практически никому неизвестных местных локальных изданий — до мировых медиа с самыми громкими именами; от профессиональных лекций в специально оборудованных аудиториях — до лекции о чудесах арифметики на корабле, идущем в Антарктиду через пролив Дрейка. Всякое бывало, но начну, наверное, с самого-самого начала.

Важность и необходимость активности в медиа-пространстве мне интуитивно была понятна с самого начала, ещё с ранних 1990-х годов, когда только-только началось моё «антивирусное плавание». Старался как мог: и статьи в компьютерных журналах того времени публиковал, и со сцены на конференциях тех лет выступал. Но всё это был «детский лепет», хотелось большего, это было категорически необходимо.

Дальше: сэлфи-интервью…

Едем в Африку гулять!

А давайте немного пофантазируем на тему летних отпусков. Ведь лето жаркое наступило окончательно и бесповоротно, так почему бы не помечтать, что нет вокруг никаких биологических вирусов-пандемий, что всё идёт по заранее намеченным планам, уже скоро давно запланированный отпуск, самолёты летают и билеты на рейс не прогорели, а лететь в какое-нибудь весьма экзотическое место. Например, что бы такое выбрать… Ну, пусть — а поехали в Африку!

Но поедем «в Африку гулять» (с) не просто так, а с приключениями. Точнее — с таможней и крокодилом. И по этому поводу есть неплохая задачка =>

Задачка Африка-1. Однажды ЖЖ-блогеры собрались в Африку. Для этого им надо пройти таможню, а там две двери — за одной парадайз со слонами и пальмами, а за другой крокодил и всех съест. Двери охраняют два таможенника, каждый охраняет свою дверь. Один из них всегда говорит правду, а второй всегда врёт. Кто есть кто — непонятно. Блогеры могут задать только один вопрос и только одному таможеннику. Какой вопрос нужно задать, чтобы попасть в Африку — а не в крокодилову пасть?

Какой же вопрос нужно задать этим непонятным африканским таможенникам?

И ответы на предыдущую порцию задачек + список самых светлых голов, нашедших правильные решения.

Дальше: действительные корни при отрицательном дискриминанте…

Кибер-намедни. Часть 5.

Часть пятая. Переломный год: 1996.

Продолжаю летопись становления бизнеса нашей компании в далёких 90-х. Спасибо самоизоляции – появилось время освежить в памяти события и вспомнить забавные детали того интересного времени.

Предыдущие серии этого историческо-ностальгического экскурса: часть первая, вторая, третья и четвёртая.

1996 год действительно стал переломным для нашего проекта.

Во-первых, в КАМИ, где мы тогда трудились, разразился скандал между совладельцами. В результате компания раскололась на несколько независимых организаций. Под шумок, годом позже (1997) отделились и мы.

Во-вторых, мы заключили ОЕМ-контракт (original equipment manufacturer — «оригинальный производитель оборудования») с немецкой компанией G-Data на поставку им нашего движка. Контракт просуществовал аж 12 лет до 2008 года, когда мы фактически вытеснили G-Data с розничного рынка Германии… Так уж вышло, не виноваты мы! :) Немцы изначально сами на нас вышли (активно искать технологических партнеров мы тогда ещё не умели), предложили Ремизову (это всё ещё было КАМИ) сотрудничество – и на очередной выставке Цебит (о которой я подробно писал в предыдущем ностальгическом посте) был подписан контракт. Так было положено начало технологическому бизнесу компании.

За немцами последовали финны (F-Secure, тогда носившие название Data Fellows), и сейчас будет небольшое лирическое отступление о том, как именно с ними началось сотрудничество.

В августе 1995 появился первый макро-вирус, заражавший документы Word. Оказалось, что писать макро-вирусы очень просто и распространяются они с огромной скоростью среди ничего не подозревающего массового пользователя. Это привлекло внимание вирусописателей, и очень быстро макро-вирусы стали главной головной болью антивирусной индустрии. Детектировать их оказалось очень непросто, поскольку формат документов Word весьма и весьма сложен. Несколько месяцев антивирусные фирмы «шаманили» разными методами, пока в начале 1996-го компания McAfee не объявила о «правильном» разборщике формата документов Word. Это зацепило нашего коллегу Андрея Крюкова (примкнувшего к коллективу в 1995-м), и он довольно быстро сделал очень элегантное и эффективное решение. Я об этом кинул клич, и нам стали приходить предложения о покупке этой технологии. Собрав некоторое количество предложений, мы всем «забили стрелку» на очередной конференции Virus Bulletin, которая проходила в английском Брайтоне, куда мы и отправились с Крюковым осенью 1996-го.

Ни один из запланированных контактов так и не «выстрелил», однако у нас состоялся интересный разговор в шикарном президентском номере, который снимала для переговоров компания Command Software. Эта компания долгое время лицензировала движок антивируса F-Prot. В то время разработчики F-Prot несколько лет подряд не могли выпустить новый движок, и их партнёры были этим весьма недовольны и искали альтернативы. Так вот, господа из Command Software заманивали меня с Крюковым к себе в США всякими обещаниями домов, машин и зарплат – на что мы ответили, что подумаем, но пока никуда из Москвы не собираемся. Разошлись ни с чем, но нам, конечно, было очень лестно слышать их предложения и, когда мы выходили от Command Software (а выход был прямо в лобби отеля), наши довольные рожи заметили ребята из Data Fellows. Уже через пару месяцев Наталья Касперская отправилась в Хельсинки обсуждать условия сотрудничества и скоро мы подписали с ними контракт. Вот такой рикошет…

Контракт с Data Fellows был чистым технологическим рабством. По его условиям мы не имели права на разработку интернет-решений, системы администрирования корпоративных решений, чего-то там ещё, и плюс ко всему контракт был эксклюзивный – мы не имели права лицензировать наш движок никому, кроме Data Fellows (и успевшим чуть раньше G-Data). И более того – финны имели все права на наши технологии и их исходные коды. Контракт был абсолютно кабальный, однако у нас просто не было выбора – без этих денег мы бы скорее всего просто не выжили. Так что, финнов можно считать нашими инвесторами – на несколько лет вперёд это был наш основной источник доходов. Жили мы «от зарплаты до зарплаты» — от одного финского платежа до другого. Но постепенно при этом снимая ограничения по контракту. Сначала были сняты запреты на разработку продуктов, потом сняли эксклюзивность, а окончательно выбрались из финских ограничений только летом 2006 – аж почти через 10 лет с даты заключения контракта.

(Возвращаюсь к судьбоносным событиям 1996-го года) В-третьих, мы наконец-то начали разрабатывать продукт под Windows 95, который, естественно, надо было начинать делать ещё двумя годами раньше – но, пардон, один разработчик (Алексей Де-Мондерик) был занят дополировкой версии для MS-DOS. Ещё один разработчик (Андрей Тихонов) занимался решением для Novell NetWare и ещё один разработчик (Лариса Груздева) не спеша рисовала версию для Windows 3.xx. Ну просто некому было физически заниматься разработкой продукта под самую многообещающую платформу! Оглядываясь назад, такое решение кажется дикостью, но тогда всё было именно так.

Дальше: кабальный контракт, без которого не прожить…