Архив тегов: KL history

Как мы отметили 25/26-летие компании?? А вот так!

Итак, в прошлую пятницу … «лишь солнце закатится кого-то жуют под бананом» — чей (с) неизвестно…

Итак, история про то, как в прошедшую пятницу мы громко и весело отпраздновали 25/26-летний юбилей/день рождения компании. На праздник приехало 3100+ гостей! А началось всё давным-давно…

Приблизительно 26 лет назад (26 июня 1997 года) родилась на свет маленькая, но очень амбициозная и крайне непоседливая компания. По стечению обстоятельств в названии компании оказалась моя фамилия (хоть я и возражал, но вяло). У компании не было ни венчурных инвестиций, ни финансовой поддержки, но она росла, росла, временами просто «пёрла» семимильными шагами, и вымахала в огромную передовую — и без лишней скромности можно сказать — транснациональную корпорацию!

Но не буду повторяться — историю регистрации компании я рассказывал вот здесь, а все мои антивирусные приключения тех времён были довольно подробно изложены по тэгу «KL history».

И каждый (почти) день рождения мы отмечаем с системным подходом, то есть у воды, с разнообразными развлечениями на самые разные вкусы, с песнями и плясками до самого утра (у кого сил хватает).

Дальше: каждый год мы с коллегами…

11.11: двадцать лет, двадцать зим.

Мальчики и девочки, всем привет!

И вдруг внезапно — у нас снова ю-би-лей! Дзынь-дзынь, ура! (20 раз :)

Нашей кибериммунной операционке KasperskyOS исполняется… Нет, неправильно. 11 ноября (ровно сегодня) исполняется аж целых 20 лет началу очень большого и длинного пути, который мы до сих пор продолжаем идти. Большой и грандиозный проект, который может многое кардинально поменять (и уже меняет!) в «консерватории» глобальной кибербезопасности. И я не шучу! Это очень интересная тема и для полного погружения в её истоки, настоящее и горизонты нужно немного окунуться в древность начала 2000-х.

Итак, сейчас, на момент 11 ноября 2022 года, вообще все вокруг (кроме пигмеев верховий Амазонки, которым пока ещё не дотянули) прекрасно понимают полный бабах в области кибербезопасности. Кратко: сейчас триллионы конвертируемых валют расходуются на лечение симптомов, а не причины болезни. И конец, и край этого порочного круга лежит исключительно в переустройстве архитектуры компьютерных систем. Согласны? — вижу, согласны, спасибо…

Но это понимание появилось далеко не вчера. И даже не позавчера, а много-много-много лет назад. И даже не 11.11.2002, о котором сейчас идёт речь. Понимание постепенно накапливалось с бородатой осени 1989г., когда мой комп подхватил вирус Cascade, что сподвигло меня заняться разработкой защиты от киберзаразы.

Да-да, любопытство наше всё! Именно по этой причине сначала появился «антивирус -V», потом Лаборатория, потом международная экспансия — и всё такое. И вот в начале 2000х, примерно через 12 лет после Cascade, понимание несовершенства существующих операционных систем и срочной необходимости что-то с этим делать окончательно окрепло и попросилось наружу в практическую плоскость. Простите за непроизвольное растекание мыслью по древу — это просто для понимания временных пространств, разделяющих события.

Дальше: инженерные посиделки в Лисе и фазане…

Фотоканал на Flickr

  • Japan / Jun 2024
  • Japan / Jun 2024
  • Japan / Jun 2024
  • Japan / Jun 2024

Instagram Photostream

Нам — 25!

Мальчики и девочки!

Ровно 25 лет назад — 26 июня 1997 года — по случайному стечению обстоятельств была зарегистрирована компания, которая вам известна, как «ЛК». Кто мы были тогда — смех да и только. Где-то примерно 12-15 человек с практически нулевым оборотом, но зато с кое-какими технологическими наработками и весьма амбициозными планами. Вот они мы примерно в то время:

Дальше: из анналов истории…

Кибер-намедни. Часть 8.

Первые годы после рождения бизнеса самые сложные, потому что нужно было поднапрячься и сжать пружину, которая потом, распрямившись, унесёт компанию высоко и далеко за горизонт в правильном направлении мечтаний и прожектов. После официальной регистрации «Лаборатории» в 1997 г. мы несколько лет малыми силами совершали немыслимые трудовые подвиги. Продолжалась тяжёлая ежедневная работа на уровне выживания. Денег нет, ресурсов не хватает, но антивирусный конвейер не ждёт, нужны новые технологии, рынок требует новых продуктов. Короче, впахивать приходилось часто без отпусков и почти без выходных.

Например, вот так:

Июнь 1998. Глобальная эпидемия вируса CIH («Чернобыль»). Все остальные спали или были в отпусках – мы оказались чуть ли не единственным продуктом, который ловил и лечил эту нечисть. Интернет (разноязычный интернет!) пестрил ссылками на наш сайт. Вот она цена скорости реакции на новые угрозы, да плюс возможность выпускать «быстрые апдейты» с дополнительными процедурами лечения. Этот вирус весьма хитро цеплялся к файлам-приложениям и требовал специального препарирования, что было невозможно без гибкого функционала апдейтов.

А вот ещё интересная история:

Август 1998, экономический кризис и финансовый дефолт впридачу. «Шеф, всё пропало!» (с) — это в России. А все наши зарубежные партнёры проплатили чуть ли не вперёд. Само собой, в своих зарубежных валютах. В результате мы себя впервые почувствовали обеспеченными. Быть компанией-экспортёром во времена национального финансового кризиса – нет ничего лучшего в этом мире, поверьте мне! :)

Мы достаточно удачно воспользовались ситуацией, особенно на рынке труда – у нас наконец-то появилась возможность брать на работу профессиональных и недешёвых менеджеров. Так у нас появились коммерческий, технический и финансовый директора. Чуть позже стали обрастать менеджерами среднего звена. И мы вошли в состояние «первого структурного кризиса», когда «команда» превращается в «компанию», когда дружеские отношения заменяются на подчинение и отчётность. Кризис преодолели довольно легко, без особой ностальгии по старым «семейным» временам.

// Кстати, о подобных кризисах роста и управления настоятельно рекомендую книжку Майкл Хаммер, Джеймс Чампи «Реинжиниринг корпорации. Манифест революции в бизнесе». Прочие полезные книжки о бизнесе здесь.

А в 1999-м году мы открыли первый зарубежный офис в английском Кембридже. Британский рынок, наверное, один из самых сложных для иностранцев. Почему мы туда попёрли со своим коммерческим представительством? Да просто повезло! Потом уже, учитывая английские ошибки и уроки, открытие офисов и развитие бизнеса в других странах проходило более гладко.

Первый выездной пресс-тур, Лондон: «Мы тут у вас офис открываем, антивирусом торговать будем»! – примерно как бременские музыканты «мы к вам приехали на час» (с) :) Реакция журналистов была весьма… английская: «а у нас есть уже Софос, Симантек, Маккафи – вы тут нам зачем?». Пришлось на ходу выкручиваться, объяснять, какая мы инновационная компания, какие у нас уникальные продукты и технологии. Принято было с интересом. С тех пор сильно дурацких вопросов нам там не задавали. Плюс к тому первый публичный спич на англоговорящую публику (выставка InfoSecurity Europe, тоже в Лондоне). В небольшую комнатку пришло целых два заинтересованных слушателя – оба из журнала Virus Bulletin. Это был первый и последний случай, когда на наших презентациях не было аншлага. // Об этом и с подробностями чуть раньше было рассказано.

Где-то зимой с 1998 на 1999 год в гости на свою конференцию пригласили наши OEM-партнёры F-Secure (Data Fellows). Мы с удивлением узнали о мероприятиях подобного формата, стали выяснять и поняли, что партнёрские конференции — это очень круто! Собрать всех вместе, загрузить свежей информацией о технологиях и продуктах, выслушать их проблемы, обсудить новые идеи. Долго не раздумывая, всё в том же 1999 году мы провели свою собственную международную «партнёрку», куда съехались примерно полтора десятка наших тогдашних партнёров из Европы, США и Мексики. Вот мы все вместе:

Дальше: делу время, потехе час…

Кибер-намедни. Часть 7.

В ностальгическом мини-ЖЖ-сериале «Кибер-намедни» о самых важных вехах в развитии нашей компании в прошлом веке наступил новый 1997 год. Что это значит? Бейте в барабаны, трубите в горны, свистите в свистелки и сопите в сопелки! В этом году в одной из московских юридических контор была зарегистрирована «Лаборатория им. меня». Ура!!!

По этому поводу у нас заведены ежегодные праздничные фейерверки в июле месяце… за исключением этого года, который пал жертвой биологического нежданчика. Увы, наши ежегодные ультра-ура-корпоративы в нынешнем году временно отменяются. А бывало ой как неплохо!

Дальше: вы не поверите!…

Кибер-намедни. Часть 6.

На прошлой неделе у меня состоялась круглая дата — ровно 3 месяца практически полной самоизоляции. Пару раз в офис, по выходным на дачу к семье и шашлыки в хорошо изолированной компании не считается :). Совершенно необычное для меня состояние — никаких самолётов-аэропортов, отелей, и всяких прочих встреч и выступлений. Хотя… всё в мире относительно. Если «выйти за пределы привычного», то можно считать, что мы все вместе за три месяца преололели аж 230+ млн километров! (четверть витка вокруг Солнца). И это без учёта того факта, что Солнечная система сама вся летит куда-то по своим делам и со своей скоростью. Да и встречи-выступления тоже можно считать регулярными событиями, просто они со сцены переместились в онлайн.

И тут так совпало, что длинный исторически-ностальгический рассказ про мега-гипер-IT-выставку Цебит вывел путешествие по моему склерозу памяти на тему разнообразных интервью газетам-журналам, радио-ТВ-видео и разных прочих публичных выступлений. Оказалось, что мне и здесь есть что забавного, весёлого и необычного вытащить из архивов, отряхнуть от пыли, фотки чуть подтянуть по контрасту и яркости — да и поделиться всем этим с любопытствующей публикой.

При этом спектр событий весьма разнообразный: от выступлений на вообще практически пустую аудиторию — до переполненных залов, куда меня даже пускать не хотели по причине аншлага и отсутствия мест (но мне-то на сцену надо было!); от практически никому неизвестных местных локальных изданий — до мировых медиа с самыми громкими именами; от профессиональных лекций в специально оборудованных аудиториях — до лекции о чудесах арифметики на корабле, идущем в Антарктиду через пролив Дрейка. Всякое бывало, но начну, наверное, с самого-самого начала.

Важность и необходимость активности в медиа-пространстве мне интуитивно была понятна с самого начала, ещё с ранних 1990-х годов, когда только-только началось моё «антивирусное плавание». Старался как мог: и статьи в компьютерных журналах того времени публиковал, и со сцены на конференциях тех лет выступал. Но всё это был «детский лепет», хотелось большего, это было категорически необходимо.

Дальше: сэлфи-интервью…

Кибер-намедни. Часть 5.

Часть пятая. Переломный год: 1996.

Продолжаю летопись становления бизнеса нашей компании в далёких 90-х. Спасибо самоизоляции – появилось время освежить в памяти события и вспомнить забавные детали того интересного времени.

Предыдущие серии этого историческо-ностальгического экскурса: часть первая, вторая, третья и четвёртая.

1996 год действительно стал переломным для нашего проекта.

Во-первых, в КАМИ, где мы тогда трудились, разразился скандал между совладельцами. В результате компания раскололась на несколько независимых организаций. Под шумок, годом позже (1997) отделились и мы.

Во-вторых, мы заключили ОЕМ-контракт (original equipment manufacturer — «оригинальный производитель оборудования») с немецкой компанией G-Data на поставку им нашего движка. Контракт просуществовал аж 12 лет до 2008 года, когда мы фактически вытеснили G-Data с розничного рынка Германии… Так уж вышло, не виноваты мы! :) Немцы изначально сами на нас вышли (активно искать технологических партнеров мы тогда ещё не умели), предложили Ремизову (это всё ещё было КАМИ) сотрудничество – и на очередной выставке Цебит (о которой я подробно писал в предыдущем ностальгическом посте) был подписан контракт. Так было положено начало технологическому бизнесу компании.

За немцами последовали финны (F-Secure, тогда носившие название Data Fellows), и сейчас будет небольшое лирическое отступление о том, как именно с ними началось сотрудничество.

В августе 1995 появился первый макро-вирус, заражавший документы Word. Оказалось, что писать макро-вирусы очень просто и распространяются они с огромной скоростью среди ничего не подозревающего массового пользователя. Это привлекло внимание вирусописателей, и очень быстро макро-вирусы стали главной головной болью антивирусной индустрии. Детектировать их оказалось очень непросто, поскольку формат документов Word весьма и весьма сложен. Несколько месяцев антивирусные фирмы «шаманили» разными методами, пока в начале 1996-го компания McAfee не объявила о «правильном» разборщике формата документов Word. Это зацепило нашего коллегу Андрея Крюкова (примкнувшего к коллективу в 1995-м), и он довольно быстро сделал очень элегантное и эффективное решение. Я об этом кинул клич, и нам стали приходить предложения о покупке этой технологии. Собрав некоторое количество предложений, мы всем «забили стрелку» на очередной конференции Virus Bulletin, которая проходила в английском Брайтоне, куда мы и отправились с Крюковым осенью 1996-го.

Ни один из запланированных контактов так и не «выстрелил», однако у нас состоялся интересный разговор в шикарном президентском номере, который снимала для переговоров компания Command Software. Эта компания долгое время лицензировала движок антивируса F-Prot. В то время разработчики F-Prot несколько лет подряд не могли выпустить новый движок, и их партнёры были этим весьма недовольны и искали альтернативы. Так вот, господа из Command Software заманивали меня с Крюковым к себе в США всякими обещаниями домов, машин и зарплат – на что мы ответили, что подумаем, но пока никуда из Москвы не собираемся. Разошлись ни с чем, но нам, конечно, было очень лестно слышать их предложения и, когда мы выходили от Command Software (а выход был прямо в лобби отеля), наши довольные рожи заметили ребята из Data Fellows. Уже через пару месяцев Наталья Касперская отправилась в Хельсинки обсуждать условия сотрудничества и скоро мы подписали с ними контракт. Вот такой рикошет…

Контракт с Data Fellows был чистым технологическим рабством. По его условиям мы не имели права на разработку интернет-решений, системы администрирования корпоративных решений, чего-то там ещё, и плюс ко всему контракт был эксклюзивный – мы не имели права лицензировать наш движок никому, кроме Data Fellows (и успевшим чуть раньше G-Data). И более того – финны имели все права на наши технологии и их исходные коды. Контракт был абсолютно кабальный, однако у нас просто не было выбора – без этих денег мы бы скорее всего просто не выжили. Так что, финнов можно считать нашими инвесторами – на несколько лет вперёд это был наш основной источник доходов. Жили мы «от зарплаты до зарплаты» — от одного финского платежа до другого. Но постепенно при этом снимая ограничения по контракту. Сначала были сняты запреты на разработку продуктов, потом сняли эксклюзивность, а окончательно выбрались из финских ограничений только летом 2006 – аж почти через 10 лет с даты заключения контракта.

(Возвращаюсь к судьбоносным событиям 1996-го года) В-третьих, мы наконец-то начали разрабатывать продукт под Windows 95, который, естественно, надо было начинать делать ещё двумя годами раньше – но, пардон, один разработчик (Алексей Де-Мондерик) был занят дополировкой версии для MS-DOS. Ещё один разработчик (Андрей Тихонов) занимался решением для Novell NetWare и ещё один разработчик (Лариса Груздева) не спеша рисовала версию для Windows 3.xx. Ну просто некому было физически заниматься разработкой продукта под самую многообещающую платформу! Оглядываясь назад, такое решение кажется дикостью, но тогда всё было именно так.

Дальше: кабальный контракт, без которого не прожить…

Кибер-намедни. Часть 4.

Всем привет!

На улице наконец-то включили лето, птички щебечут и прочие ласточки со стрижами туда-сюда по небу вжикают, а мы уже третий месяц карантиним. И, вероятно, многие IT-компании вроде Яндекса и Мейл.ру (да и мы тоже) как минимум до самой осени будут работать «на удалёнке», а некоторые гуглы с фейсбуками аж до конца этого года распустили сотрудников по домам. Отменены деловые поездки, на следующий год перенесены выставки и конференции (а также Олимпийские игры, Каннский фестиваль и все прочие спортивные и массовые мероприятия). Плюс к тому, многие страны до сих пор держат границы закрытыми.

Посему выбора нет – практически вся работа перешла в онлайн (хотя личные контакты гораздо более эффективны — никакие современные онлайн-чаты и видео-презентации полностью заменить их не смогут ещё очень долго). Само собой, времени на самолёты-такси-пароходы не тратится вообще никакого, общая нагрузка переместилась в экран и видеокамеру компьютера или умнофона – и освободилось время, которое раньше уходило на передвижение по городам и весям. Жаль, конечно, но зато теперь появилась возможность поделать делишки, на которые раньше просто категорически не хватало никакого времени! Например, порыться в архивах и откопать разные старинные истории, вспомнить курьёзы, посмотреть на всё это и удивиться как быстро меняется наш мир. А заодно поделиться давно накопленным опытом, а вдруг он кому-то пригодится? Посему буду продолжать исторические эссе на тему «как мы дошли до жизни такой». И следующая тема – немецкая выставка Цебит.

Это был настоящий взрыв мозга! По вполне естественным причинам.

Дальше: 15 годовщин Цебита…

Кибер-намедни. Часть 3.

Часть третья, всё ещё ранне-историческая: 1992-1995.

Если кто-то пропустил или уже забыл про части один-и-два этого исторического бизнес-экскурса, то напоминаю, что «спасибо» карантинам и самоизоляциям, – мне сейчас туда-сюда по миру мотаться совершенно не требуется, такси-отели-самолёты времени совершенно не отъедают, а отменённые встречи, конференции (в том числе SAS) и прочие мероприятия уверенно переехали и поселились в онлайновых Teams-ах, Zoom-ах, Webinar-ах и прочих разных ютюбах, софтинах и мессенджерах. Посему «запасного времени» образовалось достаточно, можно покопаться в доисторических архивах и личных склерозах, провести там археологические раскопки и выложить на обозрение обнаруженные в культурных слоях древние артефакты. Совершить этакую ностальгическую экскурсию в историю «компании имени меня» в самое раннее начало – аж в 90-е годы уже давно прошлого столетия.

А именно.

1) Как всё начиналось ещё до того как всё началось: самые первые компьютерные вирусы, первая утилита-антивирус, первые публикации и книжки, первые заработанные на этом небольшие деньги, годы 1989-1991 – про это здесь.

2) работа в КАМИ, первые «подельники» в моей антивирусной команде, первый «настоящий» антивирус, который мы выпустили в ноябре 1992. Про это здесь.

Пора двигаться дальше по извилинам памяти, где хранятся и вот такие, например, истории -> 

Опечатка, ставшая брендом

Весёлая история про опечатку, которая стала брендом. Изначально все наши антивирусные утилиты и продукты носили названия по маске «-*.EXE». Например: «-V.EXE» (антивирусный сканер), «-D.EXE» (резидентный монитор), «-U.EXE» (утилиты). «Минус» в начале названия файлов был приаттачен для того, чтобы в списке программ в окне файлового менеджера стоять в самом начале (этакий «алфавитный маркетинг»). При выпуске AVP 1.0 все приложения свои названия сохранили, однако продукт стал называться «Antiviral Toolkit Pro». Нигде – ни в документации, ни в сообщениях продукта, — вообще нигде не упоминалось никакой аббревиатуры названия (по идее она должна была быть «ATP»).

На рубеже 1993 и 1994 годов Весселин Бончев, который помнил меня по семинарам Софтпанорамы тех времён (см. Кибер-намедни. Часть 1), попросил копию продукта для тестов в Virus Test Center Гамбургского университета, где он тогда и работал. Пакуя очередную сборку в архив для отсылки, я по ошибке назвал его AVP.ZIP (вместо ATP.ZIP) – и отослал, ничего не заметив. Спустя некоторое время Весселин попросил разрешения поместить архив на FTP – я согласился. А ещё через некоторое время он сообщил, что, мол «твой АВП пользуется большим успехом». Я спросил:

— Какой такой «АВП»?
— Как это какой? Который ты мне прислал в архиве AVP.ZIP.
— Переименуй немедленно, это ошибка!
— Поздно, он уже ушёл в народ как АВП.

Выкрутились просто – вместо «Antiviral» начиная с очередной сборки он стал «AntiViral», а большинство файлов в сборке было переименовано с «-V…» в «AVP…». Вот так и родился антивирусный бренд середины-конца 90-х. Кстати, аббревиатуру «AVP» до сих пор можно встретить в названиях некоторых модулей наших продуктов :)

Первые поездки – Германия, Цебит.

В 1992-м Алексей Борисович Ремизов (КАМИ) помог мне оформить первый загранпаспорт и взял с собой весной на выставку CeBIT. Там мы «выставлялись» небольшим столиком на объединённом российском стенде. Половину стола занимали транспьютерные разработки от КАМИ, вторую половину – мой (наш) антивирус. Увы: «поклёвка» была, но ничего значимого поймать не получилось. Но всё равно поездка была не бесполезной.

Впечатление от Цебита тех лет – потрясающие! — он казался бесконечным. От капиталистической Западной Германии – культурный шок (второй культурный шок – по прилёту обратно в Москву). Само собой разумеется, что никакого видимого эффекта данная поездка не принесла… Да и не могла принести. Маленький столик на невыразительном стенде абсолютно терялся на фоне огромной международной выставки. Но всё равно поездка была крайне полезной, и через несколько лет (в 1996-м) мы вернулись на Цебит. На этот раз, чтобы начать строить европейскую (а потом и мировую) партнёрскую сеть. Но это тема отдельного рассказа, который может оказаться не только интересным для любопытствующей публики, но и практически полезным для начинающих свою длинную жизнь молодых проектов и компаний.

Кстати, уже тогда я понимал, что нашему проекту жизненно необходим хоть какой-нибудь PR и маркетинговая активность. Но поскольку денег не было вообще, а журналисты нас не знали абсолютно, то по результатам поездки на Цебит получилось интервью «сам-себе», которое было опубликовано в российском компьютерном издании КомпьютерПресс за май 1992г.

Халтурка в Англии.

Вторая поездка состоялась в июне-июле того же года в Англию. Известная на тот момент антивирусная компания Sophos предложила сотрудничество, от которого мы не отказались. Результатом этой поездки также была статья в журнале Virus Bulletin «Russians are coming»– первая зарубежная публикация о… компании ещё не было – значит, о первом российском антивирусе, с которым познакомилась английская профессиональная «тусовка». Кстати, в статье упомянуты «18 программистов». Наверное, всего в то время на разных проектах в КАМИ действительно было примерно такое количество компьютерно-транспьютерных технарей. Нас же на антивирусном проекте было всего трое.

Июнь 1992, Лондон

Дальше: и понеслось!…

Кибер-намедни. Часть 2.

Часть вторая, ранне-историческая: 1991-1992гг.

Продолжаю рассказ про мои первые «антивирусные годы» в конце 80-х и начале 90-х годов прошлого века. Первая часть была про как я поймал самый первый вирус, про первые антивирусные утилиты и заканчивалась началом 1991 года, когда я решил сменить работу и пойти «на вольные хлеба».

После нескольких недель безделья я понял, что без работы больше не могу и устроил «тендер» между тремя частными организациями, куда мне предлагали устроиться.

«Соревнование» проходило между кооперативом «Алиса» (который тогда делал робкие попытки распространения софта), ещё одним по сути кооперативом, но с громким названием «Научно-Технический Центр КАМИ» и третьим претендентом, чьё имя кануло в Лету.

История КАМИ заслуживает отдельного исследования, так что я ограничусь лишь коротким замечанием, что это была достаточно большая и очень неоднородная импортно-экспортно-всяческая компания с компьютерным подразделением, которое впоследствии отделилось от «мамы» и стало независимым. Руководил компьютерной частью КАМИ Алексей Борисович Ремизов, который поверил в меня и всячески помогал на протяжении многих лет.

Так вот, если в двух кооперативах мне сказали: «Ну, заезжай через недельку, обсудим», то Ремизов предложил «приехать завтра» и назавтра же мне показали рабочий стол, компьютер, дали какую-то зарплату (помнится, что 100 долларов тогда считалось приличной зарплатой), назвали всё это «Антивирусным отделом» (или типа того) и дали двух подчинённых. Первое рабочее задание было – уволить их обоих… Мда… Ну, что поделать, справился. Без истерик и конфликтов.

Немного о реалиях того времени (напоминаю – на дворе 1991 г.).

«Компьютерное» подразделение КАМИ представляло из себя пару десятков человек. Но на компьютерную технику денег физически не было, поэтому первоначальный капитал зарабатывался на поставках индийской обуви, какого-то шоколадного печенья, на производстве автосигнализаций и системах шифрования ТВ-сигнала (платное ТВ). Единственными IT-проектами были мой антивирусный отдел и впоследствии транспьютерное направление, вроде как ставшее самым удачным для НТЦ КАМИ в самом начале 90-х.

Что ещё запомнилось из того времени?

Не так много, поскольку я впахивал по 12-14 часов в день и особо на внешние раздражители (включая большинство политических) не реагировал. Офис арендовали в детском саду в Строгино, потом были ещё помещения в Политехническом музее, потом в МГУ, потом в НИИ на Нижегородской и в РадиоФизике – по этому поводу шутили, что в своём развитии у компании были все этапы, кроме средней школы.

Наш самый первый «офис» в Строгино.

Запомнился мой первый автомобиль – старый «Запорожец», доставшийся мне за 50 рублей (оплатил доверенность, машина досталась бесплатно). Запомнился принципиальный спор на один доллар США между Ремизовым и его замом, который считал, что у меня ничего не получится и антивирусный проект надо закрывать. Что-то мне подсказывает, что Ремизов оказался прав. Очередная версия –V, скомпилированная и выпущенная (тестирования никакого не было!) 19 августа 1991 – и в метро, к Белому Дому на баррикады. Вот в целом и всё.

Нет, не всё. В октябре 1991-го в КАМИ «прописался», а в ноябре (12.11.1991) на должность «специалиста по широкому кругу компьютерных вопросов» и заодно моим «подельником» был официально принят Алексей «Граф» Де-Мондерик, который поругался с начальством и уволился из своего «ящика» (так тогда называли закрытые предприятия в СССР, адресов у них не было – только идентификаторы «почтовый ящик номер такой-то», вот и окрестили их всех «ящиками»). С Алексеем мы были знакомы ещё со времён физико-математической школы (ФМШ) им. Колмогорова, она же Интернат N18, ныне – СУНЦ МГУ. Вот, например, мы красавчики, с Графом на выпускном вечере:

Дальше: потрудились вчетвером…