Месячный архив: Август 2020

АБВ = Алтай Большая Вода. Сезон 2020: Очень Большая Вода.

О это незабываемое время возвращения в повседневность! Когда после трёх-четырёх недель активного туризма вдали от цивилизации ты вдруг оказываешься в обычной деловой и городской суете, когда вокруг становится много людей (пусть даже просто в онлайне), мозг захлёбывается от обилия информации, на телефон летят какие-то сообщения, в интернетах показывают новости, плюс прочее разное и всё вместе обрушивается на тебя и сразу. А мозг после очередной длительной экспедиции чист и стерилен, извилины выпрямились, глаза-уши отвыкли и ещё не успели вернуться обратно. Короче, ощущения весьма странные. Тело уже вернулось, а разум всё ещё витает где-то там в астрале и верхних слоях праны…

// Вспомнилась цитата из дневника какого-то давнего похода: «первая безалкогольная экспедиция в верхние слои праны» :)

В общем, «вот оно какое, наше лето» (с). Ой, на этот мотив я уже пел рассказы… по возвращению с Камчатки-2015 (поскольку вспомнил, то здесь эту ссылку и оставлю; просто замечательно тогда 300+ км походили).

А этим летом мы тоже весьма славно погуляли по Горному Алтаю! Примерно как в 2016м — ногами погуляли, по Катуни сплавились, вокруг Белухи на вертолёте полетали — просто восхитительно получилось! Причём водный маршрут практически полностью совпал с предыдущим — но было совершенно не скучно!

И этот «километр по Катуни» (километр по вертикали, сброс высоты с 1500+ до 500 метров) — это просто совершенно замечательное водное приключение! Но об этом будет чуть позже, а если кому не терпится узнать как это бывает, то добро пожаловать по ссылке выше, там всё уже было рассказано четыре года назад. Здесь же будет чуть иначе, да посвежее.

Итак, по порядку ->

Ногами среди местных алтайских красот походили:

Дальше: и вот так тоже!…

Антимонопольное правосудие: разгон на рубль, удар на… делаем ставки!

Бизнес склонен укрупняться. C’est la vie.

В пределах одной поляны большие и сильные поглощают маленьких и умных (исключения подтверждают правило). Бывает, что в гости с прорывными технологиями заглядывает другая поляна и поглощает всех оптом. Жил да был всемогущий Kodak, а потом пришла эра цифровой фотографии и плёночную поляну смыло в архивы истории. Именно так происходит научно-техническая революция, которая забрасывает человечество ближе к звёздам.

Но иногда большие и сильные становятся… эээ… настолько большими и сильными, что начинают диктовать правила всем участникам поляны рынка, душить естественный отбор и даже притормаживать развитие смежных полян, которые представляют потенциальную опасность для бизнеса. В этом случае на сцену выходит вооружённый кусторезом антимонопольный персонаж и приводит не в меру расплывшееся растение в чувства форму, таким образом защищая прогресс.

Сейчас такая интермедия разыгрывается в остросюжетном IT-спектакле с главными действующими лицами Amazon, Apple, Facebook и Google — операторами крупнейших в мире платформ и маркетплейсов электронной коммерции для независимых поставщиков (разработчиков). Жгучий кусторезательный рефлекс антимонопольных персонажей вызывают методы управления маркетплейсами, а точнее – использование исключительного положения оператора («judge, jury and executioner») для недобросовестной конкуренции, а точнее для давления на конкурентов с целью продвижения собственных продуктов. Об одном из таких громких кейсов по выживанию независимых разработчиков из App Store я уже рассказывал.

Для понимания ситуации приведу жизненную аналогию:

Единоличный владелец сдаёт фермерам в аренду землю на определённых, всех устраивающих условиях. Параллельно он смотрит у кого как идут дела и на следующий год начинает выращивать то же, что и успешные фермеры. При этом меняет условия аренды с целью защиты земляных червячков: теперь копать землю лопатой нельзя, только совочком, удобрения применять тоже. Вроде бы работать не запрещает и цели благие заявляет, только вот как фермеру с совочком конкурировать с землевладельцем, который при этом использует современную технику и новейшие достижения сельскохозяйственной химии?

Сейчас такой средневековый кульбит по отжиму бизнеса не скрыть даже светочам цифровой экономики. В начале прошлого года сенатор Элизабет Уоррен дала эпохальное интервью The Verge, где предложила отделить мух от котлет зёрна от плевел с целью защиты конкуренции: любая компания, владеющая маркетплейсом и имеющая годовой доход свыше 25 миллиардов долларов, должна иметь статус «оператора платформы», которому будет запрещено использовать её для реализации своих продуктов. И Apple тоже: «либо они предоставляют платформу, либо продают свои продукты. Но не то и другое одновременно». Вот так, в стиле диснеевских мультиков – сразу по голове.

Несмотря на то, что под прицелом оказались Очень Большие Мальчики, тема пошла. Против Amazon, Apple, Facebook и Google начаты расследования структурами Министерства юстиции и Федеральной торговой комиссии. А в конце июля в Палате представителей прошла шестая серия слушаний об онлайн-маркетплейсах и их влиянии на рынок. Триллер, да и только! Последнюю, шестую часть, можно смело назвать блокбастером длиной в пять с лишним часов кряду:

Дальше: Клоунада? Не думаю!…

Фотоканал на Flickr

  • Sochi / Sep 2020
  • Sochi / Sep 2020
  • Sochi / Sep 2020
  • Sochi / Sep 2020

Instagram

Кибербезопасность – новое измерение качества автомобилей.

Многие ошибочно считают, что автомобиль XXI века – это такая хорошо навороченная «железка». Само собой разумеется, с компоновкой под разные кошельки, но всё равно «железка»: кузов, мотор, колёса, руль с педалями. А где-то там, на фоне, «во глубине сибирских руд» ещё есть какие-то компьютеры, которые со всем этим что-то делают – а как по-другому, ведь картинки на приборной панели всё более и более цифровые, а не механические стрелки с индикаторами :)

Так вот, я с этим мнением категорически не согласен.

Современная автомашинка есть не «железки с цифровыми начинками», а наоборот. Автомобиль = бортовой компьютер. Для глянца и бликов повествования давайте назовём его «кибер-мозгом» — так получается по-современному модно и абзац этого текста начинает ароматизировать прелюдией к фантастическим поворотам в нашем сюжете. Именно так и будет, уважаемые дамы и господа! – но чуть позже. Здесь же я просто ограничусь короткой фразой:

Автомобиль нашего столетия есть компьютер, который управляет технологической обвеской: двигателем и тормозами, фарами и поворотниками, дворниками и кондиционером, да и всем остальным тоже.

Раньше у ручного тормоза была специальная ручка, которая была абсолютно механическая и при постановке на тормоз издавала характерный металлический «трррр» звук – помните? А сейчас в большинстве случаев это просто кнопка. Вот-вот, я именно про это! Была механика, а стала компьютерная кнопка. И так везде и со всем!

Сразу следует отметить, что большинство из нас по инерции продолжают считать, что беспилотные автомобили – вот это и есть компьютер, управляющий автомобилем. А если за рулём транспортного средства человек, то это не так. Что двурукий-прямоходящий по старой традиции самостоятельно применяет свои физические мускульные усилия на руль и педали газа-тормоза-сцепления, таким образом непосредственно влияя на механическую обвеску.

Увы, хочу развеять иллюзии.

В большинстве современных автомашинок пилотный вариант от беспилотного отличается только тем, что в первом случае бортовыми компьютерами управляет всё ещё человек, а во втором (авто-автомобильном) всеми «телодвижениями» занимается дополнительный, разработанный гугламияндексамибайдукогнитивамикамазами, очень умный компьютер. Который наблюдает за всей окружающей обстановкой, создаёт своё видение окружающей действительности и особыми мудро-алгоритмами принимает решение о скорости, целях и направлениях дальнейшей поездки.

Краткий курс истории цифровизации автомобилей

Кстати, любопытен вопрос о том, когда же всё это началось?

Увлечённые данной темой знатоки утверждают, что самым началом компьютеризации автоизделий можно считать появление транзисторного радио в 1955 году, которое в виде опции предлагал Chrysler. А если «религиозные» причины не позволяют считать радио истинно автомобильной фичёй, то началом автоцифровизации можно считать электронное зажигание, антиблокировочную систему или электронную систему управления двигателем, которые предложили Pontiac, Chrysler и GM в 1963-1971-1979 годах (подробнее здесь).

Далее компоненты автомобилей становились всё более электронными, потом цифровыми (здесь сложно провести чёткую грань), но я всё же считал бы началом цифровой революции в автомобильных технологиях февраль 1986 года, когда на конгрессе автомобильных инженеров (SAE) компания Robert Bosch GmbH представила миру цифровой сетевой протокол коммуникации электронных компонентов автомобиля (CAN – controller area network). Что любопытно, знатоки этой темы и авторитетные интернет-источники уверяют, что этот сетевой протокол и сегодня является наиболее распространённым и присутствует практически в каждом серийном автомобиле (в ваших, дорогие зрители читатели, в том числе!)

Те же эксперты цифрового автодела мне подсказывают, цитирую ->

«Помимо разновидностей CAN-шин (low-speed-, high-speed CAN, FD-CAN), сегодня ещё используются – FlexRay (трансмиссия), LIN (низкоскоростная шина), оптическая MOST (мультимедия) и, наконец, бортовой Ethernet (на сегодня 100 Mb/s, в будущих поколениях до 1 Gb/s).

В настоящее время с развитием различных коммуникационных протоколов при проектировании современных автомобилей используются так называемые технологии Drive by Wire (без механических приводов), куда входят: электронная педаль газа, педаль тормоза (Toyota, Ford и GM используют с 1998 года в своих гибридах и электромобилях), электронный парковочный тормоз, электронное переключение передач, электронное рулевое управление (первыми были Infinity с моделью Q50 в 2014)».

Шины и интерфейсы BMW

Дальше: если вы не в курсе трендов, то тренды идут к вам…

Бензопилой по злобным демонам и вредным мифам.

Давным-давно, а точнее в далеком 93-м году в свет вышла первая «серия» культовой игры Doom. Благодаря ей тогда ещё немногочисленные владельцы персональных компьютеров, обнаружили, что лучшее средство от монстров – это дробовик и бензопила :)

Я никогда не страдал игроманией (да и времени на это не было — мы работали-работали!), но иногда, вечерами, мы с коллегами проводили час-другой за «стрелялками» по локальной сети. Вообще тогда это было вполне в офисной IT-культуре сверхурочно понажимать на клавиши, например, в Duke Nukem. Проводились корпоративные чемпионаты, в столовых-кафе обсуждались результаты кто как кого испепелил. Говорят, что даже делались ставки! :)

Несколько лет спустя на компьютерах появился и модный антивирус (да-да, тот самый), и его знаменитый звук распугивал кибер-монстров похлеще бензопилы. Потом у нас случился не самый удачный релиз: в 4-ю версию мы навернули много новых технологий против сложных угроз, недостаточно продумали архитектуру и протестировали конечный продукт. Пользователи стали жаловаться на снижение производительности, в то время как софт в общем и компьютерные игры в частности начали требовать всё больше ресурсов процессора и оперативной памяти.

Исправились мы тогда достаточно быстро (плюс два года спустя выпустили легендарную «шестёрку», которая обошла всех по скорости, надёжности и гибкости), а последние полтора десятка лет в категории «производительность» наши решения стабильно занимают ведущие места.

Но, увы, как говорится «ложечки нашлись, а осадочек остался». Поддержанный конкурентами и нечистоплотными методами, миф о скорости наших продуктов этот оказался довольно живучим. До сих пор мне доводится встречать людей, которые умышленно или добровольно всё ещё находятся во тьме заблуждения на крючке у этих методов :)

И вот, 27 лет спустя на экраны в эфир на рынок вышла пятая «серия» Doom. Казалось бы, какая связь? Прямая – это ведь шикарный шанс ещё раз и наглядно продемонстрировать реальные скоростные характеристики наших продуктов, да ещё и на топовой игрушке с отменным аппетитом на системные ресурсы. Вместе с European Speedrunner Assembly мы провели чемпионат на скоростное прохождение Doom Eternal на компьютерах с нашим продуктом.

Дальше: а вы знаете, что такое КАКОДЕМОН?…

Что там в портфельчике? Топ-5 технологических патентов «Лаборатории».

Мы уже ДВАЖДЫ герои патентного труда признанные инноваторы по версии американского «топчика» Derwent Top 100 Global Innovators – престижного списка глобальных компаний, создаваемого на основе анализа их патентных портфолио. «Топчик» тем более престижный, что (i) мы там в почётной компании с Amazon, Facebook, Google, Microsoft, Oracle, Symantec и Tencent; и (ii) он основан на титанической аналитической работе организатора, Clarivate Analytics — компания оценивает более 14 000 (да-да-да, это не опечатка — четырнадцать тысяч!) кандидатов по ряду критериев, из которых основным является цитируемость. За пять лет пороговое значение для включения в «топчик» по этому критерию выросло аж на 55%.

Цитируемость – внимание! – это уровень влияния изобретения на инновации других компаний. Другими словами – насколько часто нас упоминают другие изобретатели в своих патентах; некая база развития технологии, ветвистое древо других технологий, вырастающее на её основе. Согласитесь – на фуфловых патентах такое древо не вырастет. И мы, на минуточку, входим в глобальную сотню самых-самых компаний, которые двигают вперёд мировой научно-технический прогресс.

Чувствуете момент? Я вот до сих пор чувствую, наслаждаюсь и никак меня эта тема отпустить не может. Ну и очень хорошо :)

После изучения этой аналитики, мне сразу захотелось посмотреть – какие наши запатентованные технологии самые цитируемые?

На старт-внимание-побежали:

1 место: 181 цитирование(*) — US8713631B1 System and method for detecting malicious code executed by virtual machine (зеркала патента в РФ RU2522019C1 и Китае CN103593608B).

Суть технологии: есть определенные приложения, написанные на коде, который для своего выполнения требует установленной виртуальной машины, которая и выполняет этот код. Классический пример – Java. Таким образом разработчик может легко портировать код на другие платформы (Windows, Linux…) – код-то один, надо только виртуальную машину поставить.

Разумеется, кибернегодяи используют уязвимости в виртуальных машинах для проникновения на компьютеры, при этом для других приложений (в том числе для антивируса) виртуальная машина  – это чёрный ящик, который к тому же доверенный процесс. Запатентованная технология – один из эффективных способов контролировать выполнение кода в виртуальных машинах при помощи их модификации и получении событий.

Дальше: Ленинградка vs Пало-Альпы…