Прогулка по Буэнос-Айресу. Наконец-то!

В Буэнос-Айресе я уже аж в четвёртый раз (в этом году – второй), но погулять по городу и посмотреть на его жизнь удалось впервые.

Город очень контрастный. Исторические здания со следами былых богатств и экономических успехов первой половины XX века, тут же рядом какие-то совершенно неряшливые жилые строения, чуть дальше откровенные самостройные фавелы соседствуют с многорядной автоэстакадой, а следом за ними – новое современное жильё бизнес-класса и вокруг парки, велодорожки и прочая инфраструктура. Но я старался снимать в основном позитивное.

Вот такой книжный магазин, называется El Ateneo Grand Splendid. Это здание обанкротившейся оперы, которое было переоборудовано под продажу книг. Очень необычно. Гулять среди книжных полок по залу, сцене, а в ложах народ сидит – читает..

Авенида 9-го июля тоже требует внимательного исследования, но что-то под дождиком как-то некомфортно было выполнять уличные туристические упражнения. Никак некомфортно…

Старый иммигрантский квартал Ла Бока. Когда-то здесь была голь и нищета, фавелы прошлых столетий, а потом оно как-то превратилось вот в такой туристический район с ресторанами, моционами и карнавалами.

Ага, в интернетах пишут, что тут даже независимость от Аргентины хотели устроить. Но обошлось.

Кладбище La Recoleta – весьма монументальное место. Огромно, мраморно, с ангелами – и небо внимает… Расширять кладбище некогда, потому новые поколения закапываются всё глубже и глубже в новые подземные этажи. С кремацией в католических странах вроде бы проблемы (как я понял гида) и многие гробы лежат “в очереди” в местных склепах. Не очень позитивная тематика, особенно в дождливый денёчек – посему смотреть следует только на архитектуру, а тут есть куда посмотреть.

Кладбище древнее, ему почти 300 лет, а многим склепам здесь 100+ и далее.

А кому интересна история, то вот – небольшое эссе от В.Г. (кстати, Аргентина – родина танго).

Цитирую:

—8<—

Генеральское танго

Мелькает белая жилетная подкладка.
Мулатка тает от любви, как шоколадка,
в мужском объятии посапывая сладко.
(Иосиф Бродский)

Современная Аргентина, “Серебряная страна”, начиналась с конкисты, в ходе которой отряды из 100-120 испанцев завоевывали необозримые пространства. Испанцы обосновались на 3,5 млн квадратных километров, создав вице-королевство Рио-де-ла-Плата со столицей, именовавшейся Ciudad de la Santísima Trinidad y Puerto de Nuestra Señora de Santa María de los Buenos Aires – “Город Пресвятой Троицы и Порт Богородицы Святой Марии Добрых Ветров”. Конкистадоры стали местной элитой, отважной и надменной – эти качества унаследовал нынешний правящий класс, представители которого числят себя прямыми потомками тех, кому в XVI принадлежала половина известного тогда обитаемого мира: “Мексиканцы произошли от ацтеков, перуанцы произошли от инков, аргентинцы сошли с кораблей”.

В вице-королевстве латифундисты и скотопромышленники владели поместьями, по территории сопоставимыми с иными европейскими государствами, и в эпоху Наполеоновских войн они, как и прочие элиты Латинской Америки, осознали, что не желают более подчиняться ни вице-королю Ла-Платы, ни находящемуся за тридевять земель королю Испании. Во главе мятежа против короны встали два генерала – Хосе де Сан-Мартин и Бернардо О’Хиггинс – первые в длинной череде генералов-правителей. Независимость была завоевана в ходе многотысячекилометровых маршей, блистательных маневров, невероятного перехода через Анды и ряда сражений, поражающих европейца своими масштабами… Например, славная битва при Чакабуко, название которой, наряду с прочими, золотом высечено на гробнице Сан-Мартина в кафедральном соборе Буэнос-Айреса – это бой 4500 патриотов при 9 орудиях с 1500 лоялистов при 5 орудиях. Тут справедливости ради надобно заметить, что все прочие сражения войн за независимость испанских колоний – Бояка, Майпу, Пичинча – выглядели точно так же; при Аякучо (генеральное сражение генерала Симона Боливара, Освободителя) с обеих сторон сошлись около 12 тысяч человек.

Свобода Аргентины ознаменовалась немедленным установлением военной диктатуры и эпохой непрекращающихся войн с сопредельными странами. Генералы-правители воевали с Бразилией, Уругваем, Парагваем, индейцами Пампы, участвовали – правда, не штыками, а деньгами – в союзе Перу и Боливии против Чили. Бесконечные войны укрепляли положение военных в стране, а массовая иммиграция итальянцев и образование крупной немецкой колонии способствовали в XX веке возникновению экономических и политических связей с европейскими державами “Стального пакта”. В Аргентине возникли несколько (будто мало одной!) фашистских партий; на момент начала Второй мировой войны 17 из 34 аргентинских генералов имели опыт службы либо учебы в Германии, а армия была выучена и обмундирована на классический прусский манер.

В 1943 году в стране, сохранявшей нейтралитет, началась эпоха генерала Хуана Доминго Перона де ла Соса и его жен… Эва Перон, девушка из низов, незаконнорожденная (в католической стране!), актриса, став подругой генерала-президента, сумела превратиться в кумира миллионов. Она была собеседницей глав государств и Папы Римского, основателем благотворительного фонда, борцом за права женщин, соправительницей Перона, оратором и политиком. У Муссолини были “чернорубашечники”, у Гитлера – “коричневорубашечники”, у супругов Перон – “безрубашечники” (“дескамисадос”). Эву Перон называли “знаменосица угнетенных масс”, “надежда и страж революции”, “щит Перона”, “духовный лидер нации”, но она сама предпочитала именоваться “мост любви между Пероном и народом”.

Эвита умерла от рака в возрасте 33 лет, и через несколько лет неугомонный генерал вновь женился и вновь на отверженной – на юной (на 35 лет моложе мужа) танцовщице ночного клуба Исабель Мартинес. Вернув себе в 1973 году должность президента, муж сделал жену вице-президентом, а отойдя в 1974 году в мир иной, завещал ей пост главы государства, каковой Исабель де Перон и занимала два года, став первой в мировой истории женщиной-президентом.

В 1976 году экс-генеральшу сверг генерал Хорхе Видела, возглавивший военную хунту, и началась длинная череда хунт, управляемых генералами – правда, в какой-то момент для разнообразия президентом ненадолго стал адмирал Карлос Лакосте. В апреле 1982 года генерал Леопольдо Галтьери решил прибегнуть к известному сценарию под названием “маленькая победоносная война”. Аргентинцы захватили в Южной Атлантике спорную территорию – Фолклендские (Мальвинские) острова, над которыми развевался “Юнион Джек”. Хорошо известна первая реакция премьер-министра Маргарет Тэтчер, когда к ней явились ее министры, адмиралы и члены “теневого” кабинета. Цитирую: “Аргентинская хунта, эта банда фашистов, захватила нашу территорию, и вы говорите мне, что следует вступить в переговоры? Я не стану разговаривать с бандитами и не вижу предмета для переговоров, потому что Фолкленды принадлежат Британии!” Ход дальнейших событий хорошо известен.

Преемником разбитого и опозоренного Галтьери стал еще один генерал, Рейнальдо Биньоне. Он продержался год, став последним самоназначенным президентом и военным диктатором. С 1983 года военные занимают положенное им место, занимаясь исключительно профессиональными обязанностями. А список президентов Аргентины в XXI веке пополнила первая избранная женщина, южноамериканская “железная леди” Кристина Фернандес де Киршнер.

—8<—

Ну, и напоследок – кунст-инсталляции в отеле проживания.

На этом про Буэнос-Айрес всё. Будете здесь – не пропускайте самое интересное.

Остальные фотки из Буэнос-Айреса здесь.

Прочитать комментарии 0
Оставить заметку