В шаге от Северного полюса: ледовая станция Барнео.

Так, Лонгйир весь обходили и осмотрели, пора делать второй шаг на пути к Северному полюсу – лететь на ледовую станцию Барнео. Здесь тоже ничего особо экстремального нет, только, наверное, кто впервые в таком заполярье – у них могут немного подрагивать коленки. Загрузились, сели – полетели!

“Пока-пока Большая земля!” – как бы всё написано на этой фотке :)

И через 2-с-четвертью часа…

Снижаемся над вот такими гостеприимными… даже не трещинами, а промоинами во льдах:

Шлёп на лёд, торможение, прилетели! Будьте пожалуйте на выход. И нос не отморозьте!

Для начала надо обязательную в таких случаях фотку разгрузки самолёта, а лучше несколько фоток. А уже потом осваиваться на базе.

Добро пожаловать!

Слышал разные версии происхождения названии станции. Одна из них гласит, что вроде бы у одного из первых радистов был позывной “Борнео” (так получилось), но чтобы не путать с Индонезией, букву заменили. Получилось “Барнео”. Другая версия – специфический юмор полярников: “The station’s name – Barneo – is nothing, but a joke by the Russian polar explorers as the weather conditions at the base are the complete opposite of the ones at the tropical island of Borneo in South East Asia”.

А мы идём дальше.

Как в каком-то старом добром анекдоте, где завершающая фраза опытного туриста: “главное на базе – столовая и туалет, а горы – потом”. Столовая – она одновременно место общего времяпрепроводжения, особенно когда времени очень много и каждый час становится всё длиннее.

Важные объявления:

Ух-ты! Сюрприз. Но почему цены в евро? Здесь же заброска из Норвегии, должны быть вроде как кроны…

Вот это – очень важно. Я с собой даже на всякий случай ещё один “шестиствольник” притащил, он даже немного пригодился.

Вид на базу с обратной стороны, за палатками хвост самолёта торчит.

На той же обратной стороне – обязательные удобства. Сюрприз – вариант довольно примитивный, но ни одной мухи вокруг!

Система обогрева палаток. Работает исключительно продуктивно, ночью аж дверь открывать пришлось – все просто ужарились.

Внутри палатки:

Ой, заполярные велосипеды собирают..

И почти тут же внезапно мимо проехал Олег Тиньков.

Теперь немного о прочих обязательных и вполне себе любопытных элементах местной инфраструктуры.

1. Ледовая взлётно-посадочная полоса:

Не более километра (на вид метров 700-800), немного накидало снега, под ним два метра льда и потом 4 километра воды. Как-то вот так…

Разгон и взлёт нашего самолётика, он ночевать обратно в Лонгйир полетел.

Теперь можно и по всей полосе погулять. Но ой! Что это?..

Поперёк полосы – трещина. Да, нам потом рассказали, что льдину для лагеря всегда ищут с запасом, чтобы можно было ВПП очистить в другую сторону от свежей трещины, если она появится (как в этом сезоне).

С воздуха это чуть лучше видно:

Но всё равно как-то маловато от трещины до трещины получается. Начали даже запасной вариант прокладывать на всякий случай. В результате на льду появилась вот такая буква “А”.

2. Мототехника здесь присутствует. Поскольку на ней возят грузы туда-сюда и тракторы чистят снег в лагере и на полосе.

Красные тракторы на белом снегу – это красиво!

А это – парашют, на котором их сюда скинули.

История каждого сезона на Барнео начинается каждый раз заново.

Поскольку северные льды довольно быстро двигаются, а к тому же летом обильно тают, то стационарная база никак не получается. По этой причине каждый год базу строят на новом месте, заново.

Сначала вылетает Ил-76 и ищет подходящего размера и качества льдину. Сесть он на неё не может, а вертолётам за одну заправку туда тоже не добраться. Посему плюс к льдине ищут ещё и “базу подскока”, куда с Ил-76 на парашютах десантируют бочки с горючим. Также туда приземляется “ледовая команда”, которая строит для вертолётчиков временный лагерь.

Потом прилетают вертолётчики, лагерь собирают и летят к льдине “нового Барнео”. Там лагерь ставится уже постоянный (на пару недель-месяц), а прочее оборудование, тракторы и всё остальное десантирует ещё один рейс Ил-76. Примерно вот так:

На парашютах же приземляется весь остальной персонал. Они достраивают лагерь, размечают и чистят ВПП, готовятся к приёму гостей.

Вообще-то это совершенно охренительная история! На незнакомый лёд, за две тысячи километров, разведать и десантироваться в условиях ранней арктической весны почти у самого полюса. Вот это даааа. Премного уважаю.

А поскольку день там полярный и времени образуется неограниченное количество до следующих вылетов, то под присмотром местных экспедиторов можно нужно и вокруг погулять. Тем более, что совсем недалеко от лагеря дрейфует вмёрзший в лёд айсберг. Отколовшийся, может быть, от ледников Гренландии, уже давно вмёрзший в лёд и уже неизвестно сколько раз обогнувший по кругу Северный полюс, следуя за движением океанских течений и льдов. Вот такой небольшой “домашний” айсберг:

Прогулка к нему приятна и познавательна. По дороге несколько раз надо пересекать торосы:

// Вот силы-то сколько у природы такого наломать! Всего-то при помощи мороза и подлёдных течений.

Перешагивать через весьма фотогеничные трещины:

Или переправляться через неперешагиваемые траншеи во льду:

А на горизонте – цель нашего путешествия.

Ну, все прямо как дети, ура-ура! – и полезли на эту снежную горку, даже на задницах потом с неё спускались.

Ну и я туда же :)

После такой бодрящей прогулки… а у вертолётчиков малюсенькая сауна, а они радушные и гостеприимные, каждому прохожему рады – спасибо им огромное!

Вода в проруби – ледовитая, солёная. Она самая. И что-то я не припомню чтобы я купался над такой грубиной – 4 километра!

Теппература воды: заполярная; воздуха: -25°C.

Чтобы не было зябко смотреть на этакие фотки, то порадую вот чем. Как в таких условиях работает современное оборудование:

Оно работает, но только если кое-что ему кое-куда воткнуть два раза! Народные умельцы :)

Но – ой, звенит труба, главная миссия экспедиции ещё не выполнена! Об этом – мой следующий рассказ.

Прочитать комментарии 0
Оставить заметку