Вопросы по Истории.

Неизвестно почему, но встроенное в меня любопытство иногда выдаёт совершенно неожиданные вопросы.

Например, почему дней недели в Японии ровно семь и самое главное — почему названия дней недели точно как в английском языке? Когда и зачем произошла такая «синхронизация»? Или, например, почему в застойно-тоталитарном СССР создавались шедевры театра/кино/литературы — причем шедевры совершенно несоветские; а в современной России — практически шиш? Почему? Или какова роль ядрёной бомбы (и технологий) в эволюции советско-китайских отношений?

Понимаю, что вопросы эти могут показаться странными — но так уж устроено моё личное любопытство. Которое однажды вдруг напомнило о себе очередным вопросом того же калибра, а именно:

«А с какого перепугу Наполеон попёр на Российскую империю, причём попёр не на столицу государства, а на менее значимый город, на Москву? Почему?»

Что-то не смог я припомнить нормального объяснения сему историческому факту, посему обратился с этим вопросом к моему другу и соратнику В.Г., который в настоящее время руководит нашими образовательными программами, а в прошлой жизни был известен как шеф-редактор, зам.главного редактора изданий «Однако» и «Профиль», да и других разных историй у него немало, яндексуйте кому интересно.

Но буду краток, передаю слово представленному выше В.Г. Вот ответ на вопрос «зачем Наполеон был в Москве».

—8<—

Вторая польская война

18 июня 1812 года в Вилковишках, ставке императора Наполеона был отпразднован блистательный успех французской дипломатии. Далеко на западе, за Атлантическим океаном, Франция смогла нанести еще один удар по ненавистной Британии и усилить блокаду Британских островов. Президент Соединенных Штатов Джеймс Мэдисон объявил бывшей метрополии войну.

Через несколько дней, 24 июня, передовые части Великой армии форсировали Неман и вступили в пределы Российской империи.

Со дня своей коронации в 1804 году Наполеон Бонапарт (писавший Александру I: «государь, брат мой… я не узурпировал корону… я нашел ее валяющейся в грязи и поднял острием своей шпаги») исповедовал внешнеполитическую концепцию, гласившую, что между Францией и Россией отсутствуют коренные противоречия и нет почвы для неустранимых конфликтов. Даже в воспоминаниях, продиктованных на острове Святой Елены, Наполеон, критически оценивший многие свои решения, вновь и вновь подчеркивал правильность избранного и осуществленного в 1807 году курса: стратегическим союзником Франции могла быть только Россия.

Однако 24 июня 1812 года началась война, по сей день трактуемая историками противоборствовавших стран различно. Для России это Отечественная война, завершившаяся полной погибелью «нашествия двунадесяти языков». Для Франции – кампания, в ходе которой был проделан 1200-километровый марш в глубь Азии, одержана блестящая победа в битве под Москвой (на могиле Наполеона в парижском Доме инвалидов в одном ряду со словами «Аустерлиц», «Маренго» и «Ваграм» золотом высечено Moskova), занята первопрестольная столица России, но далее непредставимые в Европе расстояния, жуткий климат и коварство русских сперва обратили победу в ничто, а затем погубили Великую армию.

На протяжении 200 лет русские, советские и российские историки выдвинули ряд гипотез о причинах событий июня 1812 года:

  1. Наполеон не мог допустить существования государства, по силе равновеликого Франции.
  2. Наполеон поистине был врагом рода человеческого, посему вознамерился сокрушить христолюбивую Россию, погубить власть законную от Бога и поставить незаконную от диавола.
  3. Наполеон собирался силой оружия приневолить Россию на деле, а не на словах поддержать блокаду Англии.
  4. Наполеон ревновал славе Александра Македонского, желал превзойти его, поэтому мечтал повторить поход в Индию, для чего его армия должна была пройти через Россию.
  5. Наполеон, желавший основать династию, был глубоко оскорблен императором Александром, который последовательно отказался выдать за него двух своих сестер – сперва Екатерину, затем Анну.
  6. Наполеону было прекрасно известно из донесений его посла, герцога Ровиго, о сформировавшейся в Петербурге и Москве «старорусской» партии, лидером которой стала отвергшая корсиканца великая княжна Екатерина Павловна. Партия настаивала на расторжении Тильзитского мира с Францией и проповедовала концепцию, сформулированную хлестко и просто: «Революция — пожар, французы — головешки, а Бонапарте — кочерга».

Вторжение французов в Россию, как и любое определяющее ход всемирной истории событие, произошло вследствие множества причин, но все же главная из них – саботаж Россией экономической блокады Британии.

Сколь ни соблазнительно объяснять поворотные моменты в истории человечества диавольскими кознями, приходится в очередной раз признать, что доминируют, как правило, экономические интересы: Россия не могла и не хотела отказываться от торговли с заклятым врагом Франции; Наполеон же, особенно после уничтожения его флота при мысе Трафальгар, все надежды возлагал не на десант в устье Темзы, а на удушение англичан блокадой. Россия оставалась в выстроенной императором французов системе сверхслабым звеном. Бонапарт категорически не собирался развязывать масштабную войну: он намеревался занять несколько городов в западных губерниях, потрепать русскую армию в приграничном сражении, припугнуть Александра I и заставить его следовать в русле французской политики.

Ровно за два месяца до перехода Немана, 25 апреля, Наполеон писал Александру: «Я по-прежнему свято придерживаюсь нашей дружбы, скрепленной в Тильзите. И пусть Ваше Величество позволит мне заверить Вас в том, что если война между нами станет неизбежной, она не изменит тех теплых чувств, которые внушает мне Ваше Величество, и не подвержены они переменам и превратностям судьбы». Более того, 22 июня в приказе по Великой армии говорилось: «Солдаты! Вторая польская война началась. Первая окончилась в Тильзите, и Россия поклялась быть в вечном союзе с Францией и в войне с Англией; ныне она нарушает свои клятвы! Россия постановляет нас между бесчестием и войной. Выбор не может быть сомнителен. Вторая польская война будет для французского оружия столь же славна, сколь и первая».

Как мы видим, план и цель кампании предельно просты, и ни о каком завоевании России речи не было изначально. Действительность внесла в замысел корсиканца коррективы: русские уклонялись от генерального сражения, маневрировали, отступали, и тогда невеликая часть Великой армии устремилась к Москве. Почему не к Санкт-Петербургу?

Во-первых, Наполеон – и в этом Лев Толстой абсолютно прав — был великим позером, и подлинное свое величие видел в захвате не очередного типично европейского города, которому всего-то 100 лет отроду, а древней священной столицы России, на подступах к которой депутация бояр поднесет ему ключи от Кремля. Во-вторых, как докладывали лазутчики (и донесения были правдивы), в Москве накоплены огромные запасы провианта, пороха, амуниции – то есть всего, в чем нуждались завоеватели. В-третьих (и это главное), Наполеону по-прежнему, как никогда раньше, нужен был мир; и ему казалось, что покорение Москвы – ключ к миру, а поход на Петербург лишит гордого русского императора возможности помириться с императором французов, не потеряв при этом лица (любопытно отметить, что в мае 1812 года Александр ко многим своим титулам прибавил еще один: в тексте мирного договора, заключенного с Турцией, он назван «Падишахом Всероссийским»).

Дальнейший ход войны хорошо известен, и нет нужды в пересказе событий. Я позволю себе лишь поддаться одному соблазну и процитировать Высочайший манифест Александра I от 15 ноября – процитировать ради того кристального русского языка, которым документ написан: «Велик и силен Бог правды! Недолго продолжалось торжество врага. Видя многочисленные войска свои повсюду побитые и сокрушенные, с малыми остатками оных ищет личного спасения своего в быстроте стоп своих: бежит от Москвы с таким уничижением и страхом, с каким тщеславием и гордостью приближался к ней…»

—>8—

На этом всё, вот такая, оказывается, была история. Во всяком случае, вот так её рассказывает нам В.Г.

Прочитать комментарии 1
Комментарии 1 Оставить заметку

    Прохожий

    В Википедии есть статья «Сражение_под_Клястицами». Корпус Макдональда шёл на Ригу, корпус Удино на Петербург. Макдональд захватил Курляндию и всю войну просидел там. Удино потерял до половины солдат под Клястицами и отступил.

Оставить заметку
  • RT @campuscodi: Norsk Hydro, one of the world's largest aluminium producers, revealed today that it "became victim of an extensive cyber-at…
    7 часов назад